Чарльз Сперджен: «Иссушающее действие Святого Духа» (Текстовые проповеди)

Проповеди: Чарльз Сперджен (Charles Haddon Spurgeon)Голос говорит: возвещай! И сказал: что мне возвещать? Всякая плоть — трава, и вся красота ее — как цвет полевой. Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа: так и народ — трава. Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно. (Книга пророка Исаии 40:6-8).

Как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век. Ибо всякая плоть — как трава, и всякая слава человеческая — как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал; но слово Господне пребывает в век; а это есть то слово, которое вам проповедано. (Первое послание Петра 1:23-25).

Отрывок из Книги пророка Исаии, который мы только что прочли, говорит нам, что человек недолговечен, и если бы кто-нибудь решил проповедовать, опираясь на эти слова, о грядущей смерти, о хрупкости жизни и неизбежности смерти, то никто бы не стал спорить, что данный стих прекрасно подходит для такой проповеди. Однако я осмелюсь утверждать, что такая проповедь не раскрыла бы основной мысли пророка. В прочитанных словах подразумевается нечто большее, чем угасание человеческой плоти. Святой Дух, вдохновивший пророка записать эти стихи, имел в виду бездуховную, греховную природу человека. Как мне кажется, акцент на недолговечности человеческого рода совсем не к месту при толковании данных слов пророка, такое толкование не отвечает тем возвышенным откровениям, которые окружают их, а кроме того, оно стало бы отклонением от основной мысли 40 главы Книги пророка Исаии. Более того, толкование этих слов, которое утверждает, что здесь речь идет только о физической смерти человека, не согласуется с тем, как Новый Завет объясняет их в Первом послании Петра. Отрывок из этого послания я также взял за основание для нашей беседы. В этих стихах содержится более духовный и более глубокий смысл, чем в великой, но вместе с тем очевидной истине о том, что всем нам предстоит умереть.

Давайте более внимательно рассмотрим эту главу из книги пророка Исаии. Какова ее основная тема? Божье утешение Сиону. Сион был лишен покоя из-за постоянных нападок со стороны соседних народов — он нес наказание за свой грех. Господь, желая прекратить печаль Сиона, вдохновляет пророков объявить приход долгожданного Освободителя, а также окончание всех войн и прощение грехов. Нет никаких сомнений, что именно в этом заключается главная тема пророчества. Кроме того, также бесспорно, что пророк предсказывает приход Иоанна Крестителя, предвестника Мессии. Мы без труда можем объяснить слова: «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему», ибо Новый Завет неоднократно подчеркивает, что эти слова относятся к Иоанну Крестителю и его служению. Цель прихода Иоанна и Мессии, о пришествии которых пророк возвещал, заключалась в явлении Божьей славы.

Обратите внимание на пятый стих: «...и явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие; ибо уста Господни изрекли это». Что же дальше? Нужно ли в связи с этим говорить о власти смерти над человеком? Мне кажется, нет. Последующие стихи означают, что ради явления божествен ной славы в Иисусе Христе и в Его спасении необходимо, чтобы вся слава, которой хвалится человек, увяла. Плоть должна предстать в истинном свете, падшей и умирающей, а благодать Божья, и только она одна, должна быть превознесена. Это и произошло во время служения Иоанна Крестителя. И во все последующие века Святой Дух именно так стал готовить сердца людей: сначала он посрамляет человеческую гордость, а затем являет славу Господа.

Дух веет на плоть, и то, что выглядело переполненным жизнью, оказывается близким к смерти, то, что пленило взор своей красотой, обнажает свое тление. Благодаря этому раскрывается истинная природа плоти и ее обманчивость, плоть лишается силы и освобождает место для вечного Слова и для царствования Великого Пастыря, Чьи слова есть дух и жизнь. Святой Дух иссушает, прежде чем насаждает, и таким образом дает человеку спасение.

Принцип иссушения перед посевом был основой служения Иоанна Крестителя. Не случайно он проповедовал в пустыне, ибо его окружала духовная пустыня того времени; он был гласом вопиющего в пустыне. Его делом было не сеять святость, но обнажать грех. Плотская религия иудеев достигла тогда своего расцвета. Фарисейство во всей красе шествовало по улицам, люди возлагали свое упование на обряды и церемонии, а духовность была в полнейшем упадке. То там, то здесь можно было найти таких людей, как Анна и Симеон, но в основной массе люди были чужды живой веры, хотя они и говорили в сердце своем: «Отец наш есть Авраам», думая, что этого достаточно, чтобы быть его истинным потомком. Какое возмущение вызвал Иоанн, когда назвал фарисеев порождением ехидны! Как он потряс весь народ, провозгласив: «Уже и секира при корне дерев лежит»! Суровый, как Илия, он ровнял горы с землей и унижал все высокое. Призыв «Покайтесь!» знойным ветром обрушивался на самоправедность и подрывал уверенность в силе церемоний. Пища и одежда Иоанна без слов призывали к посту и плачу. Внешние символы его служения указывали на духовную смерть, посреди которой он проповедовал: именно с этой целью он погружал в воду тех, кто приходил к нему креститься. «Вы должны умереть и быть похоронены, подобно тому, как Грядущий будет спасать Своей смертью и погребением». В этом заключался смысл символических действий, которые Иоанн совершал перед людьми и которые были так же сильны, как и его слова. И словно этого было не достаточно, он говорил им о проникающем еще глубже в сердце человека крещении Святым Духом и огнем и о Грядущем с лопатой в руках, которой Он собирается очистить Свое гумно. Дух веял через Иоанна, подобно суровому северному ветру, испытывающему и иссушающему. Иоанн разрушал плотскую религию, чтобы на ее месте могла быть построена духовная религия веры, он унижал человеческую славу, чтобы позже могла воссиять слава Божья.

Сам наш Господь пришел на иссушенную землю, которую оставила былая слава. Старое дерево Иессея было почти мертво, но наш Господь был ветвью, выросшей из его корня. Скипетр отошел от Иуды, и держава от его чресл, когда пришел Примиритель. Чужеземец сел на престол Давида, и римляне называли землю обетованную своей собственной. Светильник пророчеств едва чадил и был готов вот-вот окончательно потухнуть. В народе не проповедовал Исаии, который утешил бы их, и даже Иеремия не восстал для того, чтобы оплакивать отступление людей от Бога. Система иудаизма исчерпала себя и стала похожей на поношенную одежду: она вот-вот должна была рассыпаться. Среди священников царил беспорядок. Лука сообщает нам, что Анна и Каиафа были первосвященниками на тот год — два первосвященника одновременно! Закон Моисеев ни во что не ставился. Эпоха видимого, или, как говорит апостол Павел, «земного», храма подходила к концу. Когда наш Господь закончил Свое дело, завеса в храме разодралась на двое, жертвоприношения были прекращены, священство по чину Аарона отменено, и плотские обряды были прекращены, ибо Дух явил духовную жизнь. Когда пришел Тот, Кто стал священником «не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей», тогда прежняя заповедь была отменена «по причине ее немощи и бесполезности».

Таковы исторические факты; но я не намерен говорить о них пространно, и поэтому перейду к вашей личной истории, к опыту каждого сына и дочери Божьих. Все плотское, как трава, должно быть иссушено, и привлекательность плоти должна быть уничтожена. Дух Божий, подобно ветру, должен пройтись по полю нашей души так, чтобы все полевые цветы увяли. Ему надлежит так обличить нас во грехе и показать нам самих себя с такой стороны, чтобы мы увидели, что от плоти нет никакой пользы, что наша падшая природа — это само растление и что «живущие по плоти Богу угодить не могут». Весь ужас обвинительного приговора за законническую и греховную жизнь должен проникнуть в сердце, чтобы в этом сердце могло быть посеяно Святым Духом нетленное Слово Божье и чтобы оно могло пребывать в нас вечно.

Итак, сегодня утром речь в основном будет идти об иссушающем воздействии Святого Духа на людские души. Однако, в заключение мы поговорим о насаждении слова, которое всегда следует после иссушающего воздействия Святого Духа.

I

1. Обращаясь теперь к действию Святого Духа, Который приводит к увяданию плотского благочестия , в первую очередь отметим, что воздействие Святого Духа на душу человека является неожиданным для него. Обратите внимание, что даже пророк, написавший эти слова, хотя, конечно, и был научен Богом, не знал, что говорить, когда ему было сказано возвещать: «Что мне возвещать?» Даже он не знал, что прежде утешения израильский народ должен пережить неприятный день посещения Богом. Многие проповедники Божьего Евангелия забыли, что закон — это наставник, который готовит нас к встрече со Христом. Они сеют на невспаханной почве, забывая, что прежде плуг должен разбить замерзшие комья земли. Мы очень часто видели, как люди пытались шить без острой иглы обличения Святого Духа. Проповедники говорят о ценности Христа тем, которые считают себя богатыми и ни в чем не нуждающимися; но это напрасный труд. Мы обязаны проповедовать Иисуса Христа даже людям, уверенным в своей праведности, но мы можем быть уверены, что они никогда не примут Его, пока не прекратят превозносить себя. Только больным нужен врач. Дело Святого Духа состоит в том, чтобы обличать людей во грехе, и пока это не произойдет, они никогда не будут искать праведности от Бога через Иисуса Христа.

Я убежден, если в чьей-то душе действительно поработала благодать, то она всегда начинала свое дело с разрушения: Святой Дух никогда не строит на старом основании. Дерево, сено и солома не годятся для нового творения. Он нисходит подобно огню, и в пламени пожара погибают все Вавилонские башни, понастроенные горделивой человеческой природой. Он сокрушает наш лук, ломает наше копье и сжигает наши колесницы. Когда от песчаного фундамента ничего не остается, только тогда, и не раньше, Святой Дух кладет в нашем сердце великий краеугольный камень, избранный Богом, драгоценный.

Разве вы не видите мудрости Божьей в том, что прежде, чем одеть, Он раздевает? Неужели вы хотите одеть сияющие неземной белизной одежды Христовой праведности прямо на свои собственный грязные лохмотья? Нет, друг, их нужно снять, ни одной нитки твоей старой одежды не должно остаться на тебе. Бог не очистит тебя, пока не заставит увидеть хотя бы часть твоей скверны. Никто никогда не научился ценить драгоценную кровь, очищающую от всякого греха, если бы прежде не рыдал о своей ужасающей нечистоте.

Обличение Святого Духа всегда нежданно, и даже сыновья и дочери Божьи, в которых Святой Дух продолжает Свое дело, порой бывают застигнуты врасплох. Мы начинаем опять строить то, что Святой Дух разрушил. Начав духом, мы продолжаем жить так, словно собираемся достичь совершенства во плоти, а когда наше уродливое сооружение сравнивается с землей, мы выглядим почти такими же удивленными, как и в тот день, когда пелена впервые упала с наших глаз. Джон Ньютон, вероятно, оказался именно в такой ситуации, когда написал:

Просил я Бога, чтоб расти
В любви и в вере, и в добре.
Спасенья радость обрести,
Взирать на Горнего везде.
Господь учил нас так просить,
И Он ответ послал моленью,
Но ум не смог его вместить —
Мой дух, мой друг, пришел в смятенье.
Я ждал, что Он в блаженный час
Мгновенно выполнит желанье.
Ждал, чтоб в любви меня Он спас
От всех грехов и от терзанья.
Но Бог почувствовать мне дал
Зла кладезь, живший в моей сердце,
Мне в душу демонов послал
Терзать меня до полусмерти.

О, не удивляйтесь, ибо так Господь отвечает Своему народу. Глас, сказавший: «Утешайте, утешайте народ Мой», говорит также и о том, с чего должно начаться утешение: «Всякая плоть — трава, и вся красота ее — как цвет полевой».

2. Более того, иссушающее действие — это обычный способ действия Бога. Если мы задумаемся над путями Божьими, то у нас не будет причин удивляться тому, что Он начинает благословлять Свой народ именно так. Вспомните творение. Я не стану отстаивать какой-то определенный подход в геологии, но, по-видимому, с некоторой долей уверенности можно утверждать, что этот мир был создан и разрушен, затем опять создан и разрушен, и так было несколько раз, прежде чем он был приготовлен для обитания человека. «В начале сотворил Бог небо и землю», затем последовал долгий промежуток времени, и наконец в назначенное время в течение семи дней Господь приготовил землю для людей. Вспомните, в каком состоянии находилась материя, прежде чем Великий Архитектор начала Свою работу. Что было сначала? В самом начале не было ничего. Когда Бог сотворил землю, как она выглядела? «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною...» Не было и следа чужого проекта, который мог смешаться с планом Великого Архитектора. «С кем советуется Он, и кто вразумляет Его и наставляет Его на путь правды, и учит Его знанию, и указывает Ему путь мудрости?» Он ни у кого не позаимствовал ни одной колонны для храма, который собирался построить. Земля была, как сказано на древнееврейском, «тоху» и «боху», в беспорядке и в смятении, одним словом, это был полный хаос. Так и с новым творением. Когда Господь творит нас заново, Он ничего не заимствует у нашего ветхого человека, Он все делает новое. Он не занимается починкой старого дома нашей испорченной природы, не добавляет к нему пристройку, а строит новый храм хвалы Себе. Духовно мы — безвидны и пусты, и тьма над бездной нашего сердца. Но слышится Его слово: «Да будет свет!», и свет появляется, а за ним и жизнь.

Вот еще один пример путей Божьих. Когда человек пал, то как Господь преподнес ему Евангелие? Как вы знаете, Евангелие впервые было произнесено шепотом: «Вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». И этот шепот человек услышал, дрожа в присутствии своего Создателя, не имея ничего сказать в свое оправдание. Он стоял молча, виновный перед Богом. Когда Господь Бог одел наших прародителей? Только после того, как задал вопрос: «Кто сказал тебе, что ты наг?» Только после того, как фиговые листочки оказались никчемной защитой, Господь дал им кожу жертвенного животного. Если вы продолжите размышлять над тем, как Бог обращался с людьми, вы неизменно обнаружите эту закономерность. Бог дал нам прекрасный символ спасения в образе Ноева ковчега. Но Ной был спасен в ковчеге от смерти: он был словно заживо замурован в гроб, а весь окружающий мир встречал свой последний день. Всякая надежда покинула Ноя, но затем во время потопа ковчег поднялся вместе с водой.

Вспомните избавление израильтян из египетского рабства. Оно произошло, когда они были в отчаянном положении. К небу возносился стон страдающих рабов. И когда не было никакой надежды на спасение, тогда Господь рукою крепкою и мышцею высокою вывел Свой народ из рабства. Перед спасением всегда наступает момент гибели надежды и смирения. В Америке, среди дремучих лесов, нельзя было возделывать почву, строить города, насаждать цивилизацию, пока топор лесоруба не сделал свое дело: вековые великаны пали, их корни были выкорчеваны и старый лесной порядок был нарушен. Старое должно уступить место новому. Так и Господь уничтожает одно, чтобы на его месте воздвигнуть другое. Прежнее небо и прежняя земля должны исчезнуть, иначе не может быть новой земли под новым небом. А порядок действий Бога, который мы наблюдаем вокруг себя, должен оказаться тем же самым и внутри нас. И когда наступает время увядания в нашей душе, мы должны говорить: «Это от Господа, пусть Он делает так, как считает нужным».

3. Я бы также хотел, чтобы вы обратили внимание на всеобъемлющий характер увядания в сердцах людей, находящихся под влиянием Духа. Что иссушает Дух? Часть плоти и часть ее наклонностей? Нет, читайте: «Всякая плоть — трава, и вся красота ее — как цвет полевой». И что происходит с травой? Продолжает ли какая-то ее часть зеленеть? «Засыхает трава», вся трава. А цветы? Не останутся ли они на поле? Разве такая красота не бессмертна? Нет, и она увядает и исчезает навсегда. Так и со Святым Духом: всякий раз, когда Он касается души человека, все плотское в ней увядает, и плотские помышления, ведущие к смерти, предстают в истинном свете. Мы все знаем и признаем, что если благодать проникает в человека, то это неизменно ведет к тому, что мы перестаем находить удовольствие в плотских делах. Когда Дух Святой веет на нас, то сладкое становится горьким, сияющее становится тусклым. Человек, обладающий жизнью, полученной от Бога, не может любить грех. Если он ищет удовольствия в радостях плоти, которыми прежде наслаждался, то он по-прежнему тот, что и был: он помышляет о плотском, живет по плотски и поэтому умрет. Мир и мирская похоть для не возрожденного человека так же прекрасны, как весенний луг, украшенный цветами, но для возрожденного человека они подобны пустыне, заброшенной, ненаселенной земле. О том, чем мы прежде наслаждались, теперь мы говорим: «Суета сует, все суета». Мы молим об освобождении от ядовитых благ этой земли, мы ненавидим их и удивляемся, как мы могли черпать их полной горстью в былые дни. Возлюбленные, знакомо ли вам такое увядание плоти? Видели ли ваши глаза увядание плотской страсти, увядание ее кажущейся привлекательности и смерть ее ложных обещаний счастья? Конечно, вы видели это, а иначе Дух Божий еще не посетил вашу душу.

Также обратите внимание, что когда Дух Божий приходит, Он уничтожает красоту плоти. Другими словами, наша праведность увядает вместе с нашей греховностью. Перед тем, как приходит Дух, нам кажется, что лучше нас на свете нет людей. Мы говорим: «Все заповеди я исполнил от юности моей», и легкомысленно спрашиваем: «Неужели мне чего-то недостает?» Разве мы не ведем высоконравственный образ жизни? Более того, разве мы не религиозные люди? Мы признаем, что допускали ошибки, но считаем их незначительными и, ослепленные гордостью, воображаем, будто по большому счету мы не такие уж плохие люди, какими нас представляет Писание. О, мой дорогой слушатель, когда Дух Божий дует на привлекательность плоти, ее красота увядает, словно лист, и сами для себя вы становитесь совершенно другим человеком. И тогда у вас не найдется достаточно резких слов, чтобы достойно описать собственный характер. Глубоко исследовав свои мотивы и разобравшись с тем, что на самом деле двигает вами, вы столкнетесь с таким злом, что вместе со сборщиком податей вы закричите: «Боже, будь милостив ко мне, грешнику!»

Когда Святой Дух иссушил нашу праведность, то Он выполнил лишь часть работы: нужно уничтожить еще многое другое, и помимо всего прочего — хваленую силу воли. Большинство людей думают, что они смогут обратиться к Богу, как только решат сделать это. «Я волевой человек, — скажет кто-то, — и если я приму решение быть религиозным человеком, то стану им без особого труда». «Да о чем речь? — говорит другой, — наступит день, я исправлю все ошибки прошлого и начну новую жизнь». Но, дорогие слушатели, волевые решения плоти — это красивые полевые цветы, которые должны засохнуть. Когда Дух Божий посещает нас, то мы начинаем понимать, что если желание добра и есть в нас, то мы не знаем, как исполнить свое желание. Оказывается, наша воля противится всему доброму, и в нас не возникает естественного желания прийти ко Христу, чтобы иметь жизнь. Шаткость и хрупкость нашей решимости становится очевидной, когда Святой Дух проливает на нее Свой свет.

Но человек настаивает: «Я верю в то, что моя совесть и мое образование поведут меня по правильному пути. Я убежден, что, опираясь на свои знания и свой разум, найду дорогу обратно, даже если собьюсь с пути». О человек, твоя мудрость, этот самый прекрасный цветок твоего естества, чем она отличается от безумия? Не обращенный и не обновленный, ты в глазах Бога не намного мудрее детеныша дикого осла. Я желал бы, чтобы ты сел вместе с детьми у ног Христа и вместе с ними просил: «Учи меня».

Когда иссушающее дыхание Духа касается плотского разума, тогда раскрывается смерть плоти во всех отношениях, и особенно в отношении способности к доброму. Тогда мы, наконец, понимаем, что имел в виду Господь, когда сказал: «Без Меня не можете делать ничего». Когда я искал Господа, я не только верил, но и чувствовал всей душой, что не могу молиться без Божьей помощи. Я не мог даже чувствовать так, как надо, плакать и стонать так, как я хотел бы. Я жаждал больше жаждать Христа, но, увы, я даже не мог ощутить нужду в Нем так, как мне следовало. Мое сердце было твердым, как гранит, мертвым, как труп в могиле. О, временами я бы отдал все за одну слезу! Я хотел покаяться, но не мог, жаждал поверить, но не мог: я был связан, подавлен, буквально парализован.

Такое явление святого Духа умаляет человека, но оно необходимо. Ибо вера плоти совсем не то же самое, что вера Божьих избранных. Оправдывающая вера — это дар Божий, и «сие не от нас». Плоти надо покаяться. Цвет плоти должен завянуть, ибо только семя Духа принесет совершенный плод. Наследники неба не от крови, не от желания плоти, не от желания человека, но от Бога родились. Если изменения в нас произведены не Духом, а нами самими, то они испарятся в самый неподходящий момент, когда мы будем больше всего в них нуждаться; их конец будет, как у травы: сегодня она вырастает, а завтра брошена в печь.

4. После того, как мы увидели всеобъемлющий характер иссушающего действия Духа, я прошу вас также обратить внимание на завершенность действия Духа. Что происходит с травой? Она слегка пожухла? Нет, она засыхает. А цветы? Лишь немножко склоняют набок свои головки? Нет, по словам Исаии, они вянут, а Петр говорит, что они опадают. Никаким дождем их не оживить — наступил конец. Так и пробудившиеся люди видят, что в их плоти нет ничего доброго. Какое иссушающее и умерщвляющее действие Святого Духа пережили некоторые служители Божьи! Посмотрите на Джона Буньяна, как он описывает себя в «Изобилующей благодати»! Много месяцев и даже лет понадобилось Святому Духу, чтобы поставить крест на всем том, что принадлежало прежнему Буньяну, и чтобы по благодати он стал новым человеком, способным направлять пилигримов по пути в небесный город. Может быть, эти мучения не были такими продолжительными в вашей жизни, но каждый из вас в свое время умер для греха, закона и своего «я». И это должно быть доведено до окончательного завершения, прежде чем каждый достигнет совершенства во Христе и будет взят на небо. Тленное не может наследовать нетленное; Духом мы умерщвляем дела плоти и благодаря этому имеем жизнь.

Но разве нельзя плотский разум улучшить? Ни в коем случае, «потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут». Нельзя ли улучшить старую падшую природу? Нет, нельзя: «Должно вам родиться свыше». Неужели ее нельзя научить небесным истинам? Нет: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно». Старая природа годится лишь на одно — лечь в могилу. Она должна умереть, быть погребена, а затем нетленное семя, живое и пребывающее вовек, будет расти, и плод возрождения созреет, и благодать будет превознесена во славе. Греховная природа не становится лучше, в старце восьмидесяти лет она остается такой же приземленной, вожделеющей и бесовской, как и в тот день, когда он родился. Она не становится и не способна стать лучше. Она враждебна по отношению к Богу: все помышления сердца есть зло во всякое время. О ней сказано, что «плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся», они ведут войну и мира между ними быть не может.

5. Рассуждая дальше, следует заметить , что иссушающая работа Духа в душе человека очень болезненна. Не навевают ли на вас эти слова мысли о похоронах? «Всякая плоть — трава, и вся красота ее, как цвет полевой. Засыхает трава, увядает цвет...» Такое действие Духа на человека может заставить его плакать, но все же без него нельзя. Я считаю, что люди, которые, обращаясь ко Христу, много переживают из-за такого обращения Святого Духа с ними, должны быть особенно благодарны Богу, ибо их жизненный путь будет намного светлее и счастливее. По моим наблюдениям, люди, пережившие легкое обращение и пришедшие ко Христу со слабым представлением о своей испорченности, должны будут увидеть свою греховность позже, и, как правило, долгое время они остаются младенцами во Христе и с большим трудом решают проблемы, которые бы они даже не заметили, если бы их первоначальное обращение к Богу было более основательным. Нет, друзья, если благодать начала возводить храм вашей души, оставив при этом старые стены самоуверенности, рано или поздно они все равно будут разрушены. Вы можете хвалиться тем, что эти стены все еще стоят в вашем сердце, но в подобном хвастовстве нет никакого смысла. Я уверен, что Христос не пришьет новую заплату на старую одежду и не нальет новое вино в старые мехи. Он лучше нас знает, что заплата оторвется и дыра будет еще хуже, и что старые мехи лопнут. Все шитье падшей природы следует распороть. Старый дом должен быть снесен: перекрытия и штукатурка, крыша и фундамент — все должно быть убрано, площадка должна быть расчищена для нерукотворного храма.

Нашему городу, Лондону, посчастливилось пережить большой пожар, уничтоживший старые дома, которые были логовищами чумы, и после этого был отстроен намного более здоровый город. (Имеется в виду трехдневный пожар 1665 года, охвативший Лондон в конце «чумного года». — Прим. пер.) И это счастье для человека, когда Бог выметает из его сердца всю праведность и силу, когда Он заставляет его почувствовать свое ничтожество и вынуждает признать, что Христос должен быть всем во всем и что вся его сила заключается в вечном могуществе благословенного Духа.

Заметьте также, братья, что хотя такое действие Духа болезненно, но оно неизбежно . Я уже упоминал об этом и показал необходимость уничтожения всего старого. Но позвольте мне добавить, что такой конец неизбежен, потому что все плотское по своей природе есть тление. Почему трава засыхает? Потому что такова ее жизнь. Ее корень всегда в могиле, поэтому она должна умереть. Как она, выросшая из земли, может быть бессмертной? Она растет не в Эдемском саду, а на проклятой земле. Так и все, кажущееся хорошим, но растущее из вас самих, на самом деле, подобно вам, смертно и должно умереть. Семена тления находятся во всех плодах человеческой природы, и, как бы прекрасны они ни были на вид, их ожидает увядание.

Кроме того, не может быть так, мой брат, чтобы в спасении было что-то от плоти, а что-то от Духа, ведь это означало бы разделение чести и славы: «До сего момента хвала принадлежит Богу, а вот теперь благодарить надо меня». Если бы мне было суждено приобрести небо, с одной стороны, за счет того, что сделал я, а с другой — за счет того, что сделал Христос, если бы силу для освящения мне нужно было черпать частично в себе, частично во Христе, то мне пришлось бы разделить со Христом не только участие в своем спасении, но хвалу за свое спасение. Небесные песни восхваляли бы одновременно и Господа, и Его творение. Но этому никогда не бывать. «Смирись, гордая плоть! Смирись!» — я сказал. Как бы ты ни старалась очищать и убелять себя, ты остаешься тленной в самом сердце, и как бы усердно ты ни трудилась, ты строишь из дерева, которое погибнет в огне, и из соломы, которая превратится в пепел. Расстанься с уверенностью в своих силах, и пусть труд и заслуги соединятся вместе с хвалой за них, пусть Бог будет един во всем. Увядание плоти неизбежно.

II. Закончим нашу беседу несколькими словами о насаждении семени.

По словам Петра, несмотря на то, что трава засыхает и ее цвет опадает, дети Божьи все же обладают чем-то таким, что никогда не завянет. «Как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век». «...Слово Господне пребывает в век; а это есть то слово, которое вам проповедано». Евангелие приносит нам пользу, потому что оно исходит не от человека. Если бы оно было плотским, то не продвинуло бы нас ни на шаг дальше плотского. К счастью, Евангелие Иисуса Христа — сверхчеловечно, божественно и духовно. Оно родилось в разуме Бога. Великий дар Евангелия, Спаситель, также является божественным даром, и все учение Евангелия — от Бога. Если вы, мои слушатели, верите в какое-то евангелие, которое вы придумали сами для себя, или в философское евангелие, родившееся в человеческом разуме, то это плотское евангелие, которое завянет, а вы умрете и погибнете, если доверитесь ему. Единственное слово, которое может принести благословение в вашу жизнь и стать бессмертным семенем в вашей душе, это живое и нетленное слово вечного Духа.

Вот оно, нетленное семя: «И Слово стало плотию и обитало с нами...», «Бог примирил со Собой мир, не вменяя людям преступлений их». Вот оно, бессмертное слово: «Всякий верующий, что Иисус есть Христос, рожден от Бога». «Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божьего». «Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его». Это и есть семя. Но оно должно быть насаждено Духом Святым, прежде чем начнет расти в вашей душе. Приняли ли вы его сегодня утром? Значит, Святой Дух насадил его в вашей душе. Ухватились ли вы за это слово, как за единственную надежду? Сказали ли вы: «Я верю в это слово! Я понимаю его! Я полагаю свою надежду в воплотившемся Боге. Вся моя уверенность строится на заместительной жертве, законченном искуплении Христа, я примирен с Богом Кровью Иисуса Христа»? Если да, то в вашей душе насаждено живое семя.

А что это означает? Это значит, что вы, по словам апостола Петра, обладаете новой жизнью, появившейся в результате насаждения живого слова и вызванного им рождения свыше. Эта жизнь — новая. В ней не осталось ничего от старой природы, ничего даже из самого лучшего. Старый Адам не мог очиститься и подняться на качествен но новый уровень. Разве мы уже не сказали о том, что плоть вместе со своим цветом увядает? Мы получаем совершено новую жизнь. И после рождения свыше вы такое же новое создание, будто вы вовсе не существовали до этого и впервые были сотворены. «Древнее прошло, теперь все новое». Дитя Божье отличается от остальных людей и превосходит их, потому что обладает жизнью, которой нет у других. Обычные люди двойственны: они состоят из тела и души. Но христианин тройственен: он состоит из тела, души и духа. Новый принцип жизни овладел им, в него попала божественная искра, он перестал быть плотским, он превратился в духовного человека, способного постигать духовные истины и обладающего намного более полной жизнью, чем кто-либо из людей. О, если бы Бог, иссушивший плотское в ваших душах, вскоре даровал вам новое рождение через Свое Слово!

В заключение осталось заметить, что всякий раз, когда эта жизнь передается человеку через нетленное слово, она пребывает в нем вечно. Земля и ад изо всех сил пытаются вырвать с корнем ростки доброго семени, посаженного в сердце верующего, и уничтожить его новую природу, но ни разу им это еще не удавалось сделать. Даже если вам удастся вырвать солнце из небосклона, то и тогда вы не сможете вырвать благодать из сердца христианина. Слово живет и пребывает вовек, сказано в нашем отрывке. Оно не может испортить само себя и не может быть испорчено извне. «Не может грешить, потому что рожден от Бога». «Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей». «Вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную». Вы, обладающие естественной жизнью, умрете, ибо плоть должна умереть. А о тех, кто обладает духовной жизнью, сказано: «Всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек». В вас есть самое возвышенное и подлинное бессмертие: вы будет жить, потому что Бог живет, вы будете жить в мире, радости и счастье.

Но помни, мой слушатель, если ты не обладаешь этим, то ты — человек, который «не увидит жизни». Что это значит? Вы будете аннигилированы, перестанете существовать? О нет, «гнев Божий пребывает» на вас и будет пребывать! Вы будете существовать, хотя не будете жить. Вам неведома будет жизнь, ибо она — дар Божий во Христе Иисусе. Вы будете несчастным наследником вечной смерти, мучений и терзаний: «А не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем». Вы будете «повержены в озеро огненное — это смерть вторая». Вы будете одним из тех, чей «червь не умирает и огонь не угасает». Да посетит вас Бог, вечно блаженный Дух! Если сейчас Он обращается к вам, то не угашайте Его божественное пламя. Не шутите со святыми мыслями, которые проникают в ваш разум. И если этим утром вы вынуждены признать, что еще не рождены свыше, смиритесь. Идите и ищите милости Господней, молите Его обойтись с вами милостиво и спасти вас. Те, кто ценил немногое, обладая лишь лунным светом, вскоре обретали свет солнечный.

И, самое главное, помните о том, что есть животворящее Семя. С почтением относитесь к нему, когда слышите, как проповедуется о нем, ибо «это есть то слово, которое вам проповедано». Уважайте его и примите. Помните, что животворящее семя содержится в одной фразе: «Веруй в Господа Иисуса Христе и спасешься». «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет».

Да благословит вас Господь, во имя Христа. Аминь.

Утро, 9 июля, 1871 г.

 

Комментировать

Антиспам: