Дэвид Вилкерсон: «Приветствие тем, кто остался при обозе» (Текстовые проповеди)

Текстовые проповеди: Дэвида Вилкерсона (David Wilkerson)В 1 книге Царств мы узнаем, что Давид со своими людьми пришли со сражения в свой стан и увидели, что он сожжён дотла. Циклаг, в котором был расположен стан Давида, подвергся нападению амаликитян. Хуже того, враг увёл в плен все семьи воинов Давида. Было уведено всё, – жёны, дети, скот.

Когда Давид и его воины увидели это, они пали на лица свои в слезах и рыданиях. Они были уверены, что их близкие были убиты в кровавой расправе. Писание говорит нам, что все они плакали, пока не стало в них силы плакать.

Тогда воины Давида обратились во гневе против него. Они взяли в руки камни, обвиняя его за это горе. Однако же, несмотря на это, Давид укрепился надеждою на Господа своего. Он призвал к себе Авиафара священника и сказал ему вопросить Бога, что ему делать.

Авиафар дал ему такое слово от Господа: «Иди, преследуй амаликитян. Ты возвратишь всё, что было взято. Не пропадёт у тебя ничего. Всё ты возвратишь».

Итак, Давид отправился с 600 воинами в погоню за амаликитянами. Когда они подошли к потоку Восор, они нашли там одного египтянина-раба, который был ранен. Когда тот раб узнал цель их похода, он привёл их к стану амаликитян.

Из 600 человек войска Давидова 200 оказались неспособны выйти на передовую сражения.

Эти 200 воинов были уставшими от сражений, или же, возможно, некоторые из них были ранены или больны, – однако никто из них не был трусом. Они просто были остановлены обстоятельствами. Готовясь к дальнейшему походу, Давид вверил этим воинам заботу об имуществе, которое войско должно было оставить в тылу, а именно: оборудование, утварь, оружие, одежда и т.п.

Отправившись с остальными 400 воинами, Давид нашёл амаликитян, расположившихся станом на большой равнине. Они были поражены увиденным: у врага во владении было свыше одного миллиона голов скота, ибо амаликитяне также напали и на филистимлян и увели их скот. Посреди этого внушительного зрелища воины Давида увидели то, зачем пришли: своих пленных жён и детей.

Когда Давид со своими воинами приблизились к стану, они увидели, что амаликитяне лежат, растянувшись, в своих шатрах. Они ели, пили, и праздновали по причине великой добычи, какую они взяли. Если ещё добавить сюда рёв миллиона голов скота, то атмосфера там должна была царить весьма буйная и хаотичная.

Давид разделил своих воинов для нападения, и 400 воинов окружили стан. Последовавшая битва была кровавой, и длилась целых полтора дня. Когда всё окончилось, Давид торжествовал: как Авиафар и предсказывал ему, он вернул всё. Не пропало ничего: ни один человек, животное или вещь, что были отняты у них.

У Давида был особый план в отношении военной добычи.

После битвы, когда была подсчитана вся добыча, которую израильтяне взяли, Давид взял под свой контроль и добычу, отнятую амаликитянами у филистимлян. Он заявил: «это также моя добыча», и неспроста он так сказал.

Когда возвращающиеся с войны победители подошли к потоку Восор, 200 воинов, что остались в тылу, увидели, что они возвращаются со всеми своими жёнами и детьми. Как же трогательно должно было видеть, как они устремлялись навстречу своим близким, обнимая их и плача от радости.

Однако то был момент одновременно и радостный, и горький. Хотя обстоятельства и воспрепятствовали этим воинам участвовать в сражении, они, тем не менее, были отнюдь не менее храбрыми, опытными и жаждавшими сразиться с врагом, чем те, которые пошли вперёд. Однако они не чувствовали себя достойными праздновать победу.

Давид знал, какие мысли были у них в голове, когда они обнимали своих близких: «я не заслужил этой радости. Я ничего не сделал. Я должен был бы быть среди тех, кто сражался на передовой».

И действительно, некоторые из 400 воинов, ходивших на войну, начали роптать. Писание называет этих воинов «злыми» и «негодными из людей» (в английском варианте: «людьми Велиала»). Они говорили друг другу: «Мы не собираемся делиться добычей с этими увальнями. Они не рисковали своими жизнями, как мы. Они не приняли вызов и не заплатили цену» (см. 1 Царств 30:22). Их ропот грозил вот-вот перерасти в мятеж.

Однако Давид имел на тот момент в сердце Божий настрой. И «подошёл Давид к этим людям (200 воинам), и приветствовал их» (30:21).

В этот момент, одним этим великодушным жестом, Давид поставил это в закон деления добычи. Он сказал им: «Какова часть ходившим на войну, такова часть должна быть и оставшимся при обозе: на всех должно разделить» (30:24). Проще говоря, все 600 человек должны были разделить добычу поровну.

Давид не мог позволить никому в своём войске сожалеть о неучастии непосредственно в войне. Поэтому он созвал своих военачальников и сказал им: «Я не позволю обделять их. Мы будем делить добычу поровну. Это тыловое войско так же важно, как и те, кто сражается на передовой».

Когда Давид приветствовал этих 200 мужей, он сказал им: «Молодцы! Эта победа – так же ваша, как и тех, кто вышел со мной на войну. Вы были нужны как раз там, где вы были. И я, как ваш царь, объявляю, что вы участвуете в добыче наравне с другими».

С этого времени каждый царь, который был в истории Израиля, придерживался этого закона раздела добычи, установленного Давидом.

Сегодня я имею привилегию приветствовать Божию армию поддержки наших дней.

Я хочу обратиться к каждому христианину, который не может выйти на международное миссионерское поле битвы, но вынужден оставаться на месте в силу обстоятельств. Я обращаюсь к тем, кто постоянен в молитве, жервенен в даянии, оказывает поддержку миссионерской работе. Ко всем таким верующим звучит это чёткое слово из 1Царств 30: Вы – тыловики, поддерживающие фронт. И военная добыча по праву также и ваша.

В тот славный день, когда наша битва закончится, – когда мы, наконец, сможем сложить наши духовные мечи, – многие будут стоять пред Господом, думая, что стоят с пустыми руками. Эти никому не известные, скромные святые будут говорить себе: «У меня ничего нет принести к Господу. Я очень мало сделал. Я привёл очень мало душ ко Христу».

Однако какой же славный момент ожидает их, когда Иисус начнёт делить добычу. Они будут вне себя от радости, когда с огромным удивлением узнают, насколько важны они были для сражения. Те, которые думали, что не имеют добрых дел, чтобы принести ко Христу, будут участвовать в добыче наравне с остальными! Среди таковых будут вдовы, одинокие и пожилые люди, которые жертвовали средства на поддержку миссионерской работы и усердно молились.

Давид ввёл свой закон раздела добычи, основываясь на прецеденте, который установил Моисей в Числах, глава 31.

Во времена Моисея войско израильтян из 12 тысяч воинов разбило мадианитян и пять нечестивых вождей племён. Когда после битвы была собрана добыча, Моисей повелел:

«Сочти добычу плена… и раздели добычу пополам между воевавшими, ходившими на войну, и между всем обществом» (Числа 31:26-27).

В восприятии Моисея здесь было две равных между собой группы: воевавшие и общество, те, кто ходил на войну, и те, кто «остался при обозе». Сам Господь повелел, чтобы добыча была разделена поровну между этими двумя группами.

Когда израильтяне сочли добычу, взятую ими у мадианитян, то вот каким образом происходил её раздел:

— 337,500 овец отошло к воевавшим, 337,500 – к обществу.

— 36,000 голов скота отошло к воевавшим, 36,000 – к обществу.

— 30,500 ослов отошло к воевавшим, 30,500 – к обществу.

— 16,000 пленных отошло к воевавшим, 16,000 – к обществу.

Вы видите: раздел этот был абсолютно равный между теми, кто пошёл на войну, и теми, кто остался.

В наш день суда, когда от всех нас потребуют отчёт, я представляю: вот призвали к отчёту апостола Павла. Сосчитаны все его евангелические победы, наряду с церквями, которые он основал.

После этого вызваны, чтобы стать рядом с Павлом, целый ряд никому не известных мужчин и женщин из Антиохии. Это те люди, которые постились и молились за апостола, которые возлагали на него руки и посылали его на благовестие. Они поддерживали его, жертвуя последним ради него.

Симеон, Луций и Манаил были старейшинами в той антиохийской церкви. Они, как и прочие подобные им безвестные святые никогда не ходили сражаться на передовую. Они даже, скорее всего, никогда не переплывали море и не приходили в Македонию. Однако и они будут вызваны, чтобы разделить добычу с Павлом.

Почему же этим остальным надлежит получить долю наравне с апостолом? Да потому, что они принимали участие в обращении каждой души, которую Павел обратил, в создании каждой церкви, которую Павел создал, в каждом путешествии, которое он предпринял.

Бог желает, чтобы все мы утверждались в нашем призвании и радовались ему.

Многие христиане чувствуют на себе вину за то, что не служат на фронте иностранных миссий. Однако оставаться дома, «при обозе», – это также высокое призвание во Христе Иисусе. Если вы любите Господа и ходите в Его Духе, вы можете быть уверены в вашем призвании. Божье Слово заверяет нас:

«Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно» (1 Кор. 12:18).

Вы понимаете, что здесь говорит Павел? Если вы в церкви старший брат, у вас есть высокое призвание в Господе. То же верно и для тех, кто преподаёт в воскресной школе.

Однако то же в равной степени относится и к любой матери-одиночке, старающейся изо всех сил воспитать своих детей для Христа. Она имеет высокое призвание именно там, где она находится.

То же относится и к вам, если вы – бизнесмен, адвокат, врач: держитесь своего призвания. Если вы продавец, механик, учитель, работник общепита, вам не нужно пытаться получить призвание на какое-либо миссионерское служение, чтобы угодить Богу. Если Сам Дух не побуждает вас к этому, вы можете спокойно оставаться на том месте, где вы есть, и делать то, что вы делаете.

«И вы — тело Христово… И иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями; далее, иным дал силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки. Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители? Все ли чудотворцы? Все ли имеют дары исцелений? Все ли говорят языками? Все ли истолкователи? Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь ещё превосходнейший» (12:27-31).

Важно, чтобы каждый верующий не расстраивался из-за того, что он не в Африке и не на каком-то другом подобном миссионерском поле. Господь никогда не осудит никого из Своих людей за неучастие в какой-нибудь миссии, поскольку Он Сам поставил их туда, где они сейчас находятся в Его Теле.

Конечно же, важно оставаться готовым и сохранять желание услышать от Духа призыв на служение где-нибудь в другом месте. Однако мы должны полностью предать этот вопрос Божьему действию в нас и водительству. Бог знает, как разворошить наши уютные гнезда и открыть перед нами двери для служения как дома, так и за границей.

Апостол Павел говорит глубоко обличительное слово по этому вопросу служения Господу.

Павел был миссионером, странствующим по всему миру и имеющим сердце, исполненное любовью к нищим. Он слышал вопли наибеднейшего в каждой стране, которых посещал. И он увещевал каждого пастора и евангелиста своего времени: «помните бедных». Павел регулярно принимал приношения для нищих, однажды даже прошёлся по нескольким городам, чтобы собрать деньги для Иерусалима, когда на него надвигался голод.

Сердцу Павла близок был вопль всех нуждающихся, кто когда-либо жил. Однако, несмотря на то, сколько жертвовал этот благочестивый апостол, – причём даже иногда рискуя сам умереть голодной смертью, – Павел сделал такое обличительное предостережение:

«И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Коринфянам 13:3).

И у меня возникает вопрос: готовы ли мы принять это обличительное слово Павла? Он говорит, по сути, следующее:

«Вы можете плакать об отчаянном положении нищего. Вы можете поехать в Африку, в её грязные трущобы. Вы можете быть готовы умереть как мученик. Однако если вы не прияли любовь, то всё, что вы делаете, будет напрасным, будет ли ваша миссия дома, или за границей».

Подумайте об этом. Даже Иисус велел Своим ученикам начать свой труд в Иерусалиме, их родном городе, прежде чем идти в самые отдалённые уголки мира. Это говорит мне о том, что наша первая миссия должна быть миссией для наших собственных сердец. Другими словами, Дух Святой должен произвести Свой труд в нас до того, как Он сможет действовать через нас.

Несколько лет назад я начал просить Господа расширить моё представление о миссиях. В то время я начал путешествовать по миру, проводя конференции для служителей, и побывал в некоторых наибеднейших уголках мира. Моё сердце горело желанием узнать, как реагировать на вопли отчаяния, исходящие из этих трущоб. Поэтому я часами стоял пред Господом в молитве, прося Его бремени и водительства.

И первое слово, какое я получил от Духа Святого, было вот каким: «Давид, прежде всего, займи самое последнее место в доме. Если ты хочешь иметь сердце, чуткое к человеческой нужде, смири себя».

Я помолился о Божьей благодати для этого. Я также начал проповедовать это слово в нашей церкви, чтобы наши горящие желанием миссионерской работы верующие приняли то же слово, что я слышал от Господа.

Затем, в молитве, я получил такое слово: «Умертви остатки твоей гордыни. Я не могу трудиться через тебя во всей полноте, пока ты не справишься с этим. Служение человеческим нуждам – тяжёлое дело, и вся гордыня должна быть изгнана». И снова я попросил Бога помочь мне благодатью.

Затем пришло ещё одно слово: «Разберись со своим характером. Ты всё ещё легко раздражаешься, как в твоём труде, так и в семье. Это должно быть умерщвлено Духом».

При всём этом Дух постоянно напоминал мне слова Павла: «Да, есть вера, и есть надежда. Но любовь из них больше» (см. 1 Кор. 13:13).

И вот сейчас наше служение кроет крыши церквей в Кении. Мы помогаем финансировать программу «Кенийские подростки», оказывающую помощь сиротам в столице Найроби. Мы помогаем копать колодцы в бедных регионах. Мы помогаем содержать центр реабилитации наркоманов и алкоголиков. Мы помогаем кормить голодных детей. Господь явным образом призвал нас на каждое из этих дел милосердия.

Однако все эти дела остались бы без пользы, если бы ими не двигала истинная Христова любовь.

Просто поражаешься, когда слышишь о том, что Бог совершает через преданных делу миссионеров по всему миру.

В Ираке один друг-миссионер скорбит об убийстве двух своих товарищей. Он и его церковь получают угрозы со всех сторон ежедневно, однако отказываются прекратить евангелизировать среди нищих и бездомных. Это – воины Христовы, находящиеся на передовой.

Я говорю также о Кевине, преданном миссионере, служащем в Свазиленде, Африка. В этой стране 42 процента всего населения заражены спидом. У пятнадцатилетнего ребёнка шансы из десяти одному, что он умрёт, не дожив до тридцати пяти лет. Безработица составляет 40 процентов. Там страшная засуха и не хватает еды. Ребёнок в среднем питается один раз в два дня. Кругом царит безнадёжность.

Однако Кевина побудил Дух Святой делать что-то. Он начал восстанавливать ветхие, заброшенные дома и превращать их в приюты для сирот. Каждый такой приют, имея одну мать-настоятельницу, содержит восемь детей. Эти сироты получают питательную пищу, образование и медицинскую помощь.

Это служение также оказывает благотворительность и целому сообществу, оказывая помощь младенцам, заражённым ВИЧ, и руководя реабилитационным центром-пансионатом для наркоманов. Теперь Кевин вынашивает планы отправки целых групп в районы трущоб для оказания помощи матерям-одиночкам и их детям, как материальной, так и психологической. Эти группы также будут заботиться об умирающих.

Мы удостоены чести быть главным спонсором этого невероятного служения. Кевин – один из передовых бойцов Божиих, отдающий всего себя делу служения в другой стране.

А теперь позвольте мне рассказать вам об одной удивительной вдове, у которой никогда не было возможности послужить миссионером в другой стране.

Бабушка Кароссо, мать моей жены Гвен, умерла в очень почтённом возрасте девяноста пяти лет. Она была молитвенница, тихая и кроткая. Эта благочестивая женщина молилась за меня каждый день. Очень мало было тех, кто знал её.

Когда она отошла к Господу, мы с Гвен нашли в её комнате картонную коробку, заполненную корешками от израсходованных чековых книжек за многие годы. Бабушка Кароссо тратила на себя мало, но записи показывали, что она многие годы поддерживала миссионеров. Иногда она переводила малые суммы: пять, шесть, десять долларов.

В то время бабушка Кароссо думала, что не очень много делает для царства Божьего. Она часто говорила, что у неё нет ни таланта, ни служения. Однако она была такой же важной для Иисуса и Его царства, как и многие миссионеры, которых она поддерживала много лет своими пожертвованиями.

Когда наш благословенный Господь вознаградит всех тех удивительных миссионеров, которых она поддерживала, бабушка Кароссо будет участвовать в награде, – в их победах, добытых на передовой духовных фронтов. Вспомните, что сказал Иисус о той бедной вдове, которая положила две лепты в жертвенник: «она больше всех положила». Вдова эта отдала всё, что имела.

Моя жена Гвен оставалась дома, «при обозе», пока я годами путешествовал по передовым фронтам евангелизации.

Гвен во многом похожа на свою почившую мать: она такая же тихая, кроткая и очень преданная семье. За десятки лет служения, в течение которых я объездил весь мир, я большую часть времени отсутствовал дома. Гвен вынуждена была оставаться в тылу, чтобы заботиться о наших четырёх детях. Она всегда их встречала со школы, всегда готова была удовлетворить каждую их нужду.

Когда я приезжал домой, Гвен радовалась вместе со мной, когда я сообщал ей о многочисленных душах, обращённых ко Христу, или об исцелении наркоманов и алкоголиков. Однако же сама Гвен не могла пойти и сама совершать этот труд. Она должна была оставаться в тылу, «с обозом», выполняя все рутинные обязанности.

Много раз я слышал, как моя жена говорила: «Я не умею ни проповедовать, ни петь. И писать я тоже не умею. Я так мало делаю для Господа, если вообще что-то делаю!»

Однако Гвен со временем поняла, что её призвание в том, чтобы быть верной женой и матерью, а также и бабушкой. Сегодня все четверо наших детей вовлечены в служение и достигли того уровня зрелости, чтобы называть её трижды, четырежды, много раз благословенной. Именно Гвен совершила тот тяжкий труд, благодаря которому наши дети смогли найти своё призвание.

Написав эти строки, я сказал Гвен: «В тот день, когда я предстану пред Иисуса, если через меня Он спасал души для Царства, или если я совершал благочестивые дела, угодные Ему, – если и будут какие-нибудь награды, то ты, Гвен, разделишь их наравне со мной».

Точно так, как это делал царь Давид, и мы приветствуем тех особых святых, что остались «при обозе».

Мы благословляем наших миссионеров на жатвенных полях по всему миру. Они подвергаются большим опасностям, рискуя жизнью ради Евангелия. Наши миссионеры и их семьи нуждаются в наших молитвах и поддержке. Мы приветствуем их.

Также мы приветствуем всех, кто не может пойти туда, в том числе пожилых, прикованных к постели, безработных и тех, кто верно служит Господу в их нынешнем призвании в каждой стране и народе.

Дорогой святой! Ни в коем случае не допускай тревожиться в духе по поводу того, что ты не считаешь, что делаешь что-то важное для Божьего дела. Твои молитвы, твоя постоянная поддержка миссий, твой благодетельный дух, – всё это прославляет Бога.

Моя молитва о тебе, чтобы ты просил Духа Святого ввести тебя в Его покой, и чтобы Он дал тебе мир и радость, прямо там, где ты есть и во всём, что ты делаешь. Таково Его желание. Аминь!

 

Комментировать

Антиспам: