Дэвид Вилкерсон: «Прости меня Господь, что заставлял тебя плакать» (Текстовые проповеди)

Текстовые проповеди: Дэвида Вилкерсона (David Wilkerson)19 глава Евангелия от Луки даёт нам волнующее описание последнего входа Иисуса в Иерусалим. Она повествует нам, как Христос приближался к Иерусалиму, сидя на молодом осле, под громкие возгласы огромных толп народа, следовавших за Ним. Он начал Своё восхождение у Елеонской горы, и чем ближе Он приближался к городским воротам, тем больше собиралось народа. Вскоре люди начали постилать перед Ним свои одежды и в радости, громко славя Бога за все чудеса, какие видели они, и крича: «Благословен Царь, грядущий во имя Господне! Мир на небесах и слава в вышних!»

Отчего было всё это ликование и громкое «осанна»? Оттого, что «они думали, что скоро должно открыться Царствие Божие» (Луки 19:11). В сознании людей Иисус ознаменовывал пришествие Божьего обетованного «царства на земле».

Однако это не означало, что они верили, что Он был их Мессия. Единственное, о чём они думали, так это о том, что началось Божие правление: «Прощай, римское владычество! Войн больше не будет, так как наш Мессия восстанет и мечом поразит всякого врага. Мы увидим мир в Иерусалиме и в Израиле, где не будет уже рабства, не будет недостатка в пище. Бог, наконец, послал нам Своего Царя».

Никто из участвовавших в процессии в тот день и не подозревал, что произойдёт далее. Когда Иисус сходил с горы под ликующие возгласы толпы, Он взглянул на Иерусалим, распростёршийся перед Ним, как на ладони, и заплакал. «И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нём» (Лук. 19:41). Здесь мы видим плачущим Самого Бога во плоти!

Плачущий Бог – это что-то немыслимое для неверующего мира

Сама мысль о плачущем Боге кажется презренной в представлении неверующих: «Плачущий Бог? Кому нужен такой бог, который проявляет слабость?»

Тем не менее, Иисус здесь именно плакал. И какова была причина для Его слёз? Вопиющее неверие народа. Вы можете подумать: «но ведь эти толпы возносили хвалу Ему, громко кричали «осанна!» Это что-то не похоже на неверие». И всё же Писание говорит нам, что Иисус знал, что было в сердцах у них. И действительно, сердца этих же самых людей будут ожесточены убийственным неверием через короткое время после этого.

Именно в этот самый невероятный момент в истории Израиля Иисус воскликнул в сердечных муках от жестокосердия народа:

«Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!», (Матфея 23:37)

Не забывайте, это были те же самые толпы, которые видели, как Иисус совершал среди них невероятные чудеса: слепые прозревали, глухие слышали, хромые ходили и мёртвые воскресали, и всё это происходило на глазах у этого народа! И всё же, несмотря на такое живое доказательство каждого ветхозаветнего пророчества о Мессии, несмотря на все слова пророков, которые этот народ, по идее, чтил, они ожесточили свои сердца неверием.

Иисус говорил этому народу, по сути, следующее: «Я показал вам чудеса, знамения, невиданные дела. Я удовлетворял ваши нужды, исцелял ваши болезни и насыщал вас чудесным образом. Я показал вам столько свидетельств любви, которую питает к вам Отец, но вы отвергли эту любовь».

Смотря с горы на город, Иисус видел, какой огромной окажется цена такой жестокости сердца. Вместе с тем Он не желал, чтобы погиб хотя бы один из этого народа. Он всё ещё их любил, и мы слышим отзвук этой любви в Его словах, произнесённых сквозь слёзы: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Матфея 23:38).

Да, Иисус видел, как приближается час расплаты. И Он пророчествовал тем людям

«Ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего», (Луки 19:43-44)

Христос знал, что примерно через семьдесят лет римский военачальник Тит захватит Иерусалим и сметёт его с лица земли. Его могучие стены он уничтожит и храм разрушит, и народ будет держать в страхе. Какая страшная расплата постигла Израиль за его вопиющее отвержение Божией любви!

И всё же, та же самая проблема неверия остаётся и сегодня. Как же Иисус переносит всё это жестокосердие и яд, выливаемый непосредственно на Него в наши времена? Сейчас в мире установилась всеобщая атмосфера богохульства и богопротивничества, когда люди говорят: «мы не будем покоряться никаким Божьим законам». Я могу сказать, что лично я чувствую по отношению к этой атмосфере: глубокую скорбь, смешанную с гневом. Я постоянно спрашиваю Господа: «как мир может издеваться над Тобой таким ужасным образом и так долго, и это всё сходит ему с рук?»

Это заставляет меня задуматься вот над чем: когда Иисус плакал об Иерусалиме, ощущал ли Он также боль от тех ран, что нанесёт Ему ожесточённый мир в будущем? Предвидел ли Он, что огромное по численности население Земли будет бесчестить Его имя и спустя два тысячелетия? Ощущал ли Он боль также и от ран, которые нанесут ему верующие в будущем, которые всё ещё будут отвергать Его спустя многие столетия? Были ли те слезы, которые Он пролил, также и о тех грядущих судах, которые придут на землю по причине неверия?

Подумайте о том, насколько могущественной поступью шагало Его Евангелие сквозь столетия. Тысячи и тысячи служителей и миссионеров сейчас проповедуют Христа по всему миру. Множество благотворительных организаций совершают бесконечные дела милосердия во имя Его. И многие никому не известные герои во всём мире несут свидетельство Его любви среди страшных гонений. И тем не менее, для очень многих членов церкви Иисуса Христа вера является феноменом одного дня, одного кризиса: всегда, когда наступает в их жизни очередной кризис, – испытание более суровое, чем раньше, – их вера колеблется и ими овладевают сомнения.

Все псалмы и другие книги мудрости нам дают понять, что наш Бог – это Бог, Который может смеяться, плакать, скорбеть, гневаться. Также и Новый Завет говорит нам, что мы имеем Первосвященника на небесах, Который сочувствует нам в немощах наших; Того самого Человека из плоти и крови, Который был Богом на земле, а сейчас пребывает прославленным в вечности.

Без всякого сомнения, наш Господь есть Бог, который чувствует. И поэтому я задаюсь вопросом: как может Иисуса не ранить то огромное неверие, которое наблюдается сейчас во всём мире?

Как часто мы, церковь Иисуса, сегодня раним Господа нашим неверием?

Вспомните неверие учеников, когда они находились в лодке вместе с Иисусом и она начала тонуть в поднимавшихся волнах. Как глубоко должны были ранить Иисуса эти обвиняющие, дышащие неверием слова, брошенные в Его адрес учениками: «Учитель! неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?» (Марка 4:38).

А возьмите случаи, когда Иисус чудесным образом накормил пять тысяч и потом ещё четыре тысячи всего лишь несколькими хлебами и рыбками? Дважды Он совершил это чудо кормления, накормив в целом девять тысяч человек, не считая женщин и детей. Тем не менее даже после этих невероятных чудес собственные ученики Иисуса всё ещё вязли в болоте неверия. После первого чуда кормления Христос сказал им о закваске фарисейской, а они, «рассуждая между собою, говорили: это значит, что хлебов нет у нас» (Марка 8:16).

Иисус, должно быть, был шокирован, услышав такое. Только что, буквально на глазах у учеников, Он чудесным образом умножил хлеб для народа. Он был явно огорчён, когда отвечал им:

«Что рассуждаете о том, что нет у вас хлебов? Ещё ли не понимаете и не разумеете? Ещё ли окаменено у вас сердце? Имея очи, не видите? имея уши, не слышите? и не помните? Когда Я пять хлебов преломил для пяти тысяч человек, сколько полных коробов набрали вы кусков? … как же не разумеете?», (Марка 8:17-19, 21)

Как Иисусу было не заплакать в тот момент? Не об их ли неверии плакал Он, когда они так рассуждали после того, как видели, как Он сотворил немыслимое? Не потому ли плакал Он, что, несмотря на Его творящую чудеса любовь, они всё ещё не верили в Него?

А вспомните, что было после Его воскресения, когда Иисус шёл рядом с двумя учениками, шедшими по дороге в Еммаус! Вспомните, какими удручёнными были эти двое, что даже не поняли, Кто шёл рядом с ними! Иисус спросил, что тяготило их, и они ответили: «Неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нём в эти дни?…

А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля… Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели» (Луки 24:18, 21-24).

Проще говоря, когда ученики не нашли Иисуса в гробнице, они перестали верить. И потому они отвергли свидетельство женщин, которые пересказали им слова Ангела о произшедшем Воскресении.

Как обидно всё это должно было быть для Иисуса! Даже Его церковь, причём ещё в Его дни, не верила в Его воскресение! Именно тогда, на дороге в Еммаус, Иисус не выдержал и высказал этим двум ученикам такой упрёк:

«о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?», (Луки 24:25-26)

Его собственные ученики не помнили и не верили Его словам, когда Он предсказывал им Свою смерть, погребение и воскресение. Ту же интонацию обиды мы слышим в словах Христа, когда Он явился всей группе учеников:

«Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили», (Марка 16:14)

Слово «упрекать» означает здесь «журить», «бранить».

Некоторым читателям может показаться странным, что наш кроткий, сострадательный Господь мог говорить такие строгие слова Своим ученикам. И однако же, из всех Евангелий ясно видно: Христос был глубоко огорчён их неверием. Эти люди были Его ближайшими друзьями, Его близким кругом, теми, кого Он собственноручно избрал, чтобы быть столпами Его церкви. Тем не менее, очевиден тот факт, что когда Иисус вошёл в горницу, Он услышал, что они рассуждают так, как если бы и не было никакого воскресения, никакого живого Христа, и именно эта жестокость их сердца и довела Его до слёз.

Ни от каких других ран не бывает так больно, как от ран, нанесённых самыми близкими друзьями

Самые глубокие раны наносят нам наше ближайшее окружение: люди, самые близкие нам, самые близкие нашему сердцу, друзья, которым мы доверились.

Когда я думаю о тех, кто увлекается «Кодом да Винчи» и «Евангелием от Иуды»; кто пытается законодательно изгнать Бога из нашего общества, кто насмехается над Христом и проклинает Его, то я понимаю, что ни один из них не может причинить боль нашему Господу и Спасителю. Неверие и жестокосердие таковых понятно, и ничего другого от них и не ждут. Сам Иисус сказал: «дети диавола делают то, что их отец велит им делать». Их дела есть прямая реализация указаний из ада. Я очень благодарен Богу за каждого защитника веры, который со спокойствием духа берётся за перо, чтобы изобличать ложь сатаны.

Ранит нашего Господа неверие множества апатично настроенных ходящих в церковь верующих. Как же больно должно быть Ему видеть, как Его народ славит Его, свидетельствует о Его благости и силе, произносит проникновенные проповеди о вере, и знать при этом, что всё это только одни слова. Во времена трудностей многие из тех же самых людей отпадают от веры, думая, что Богу до них нет никакого дела.

И всё же, даже не они ранят Господа глубже всего. Самые глубокие раны наносят Ему самые близкие, самые преданные друзья. Из Писания мы знаем, что Бог нелицеприятен, то есть что у Него нет любимчиков, когда речь идёт о спасении: все спасаются одной лишь верой. И всё же у Христа есть круг близких Ему друзей, людей, которым Он особенно доверяет. И в обоих Заветах мы встречаем примеры дружбы человека с Богом: когда Господь назвал Авраама Своим другом; когда Моисей был призван на гору поговорить с Богом лицом к лицу; а также во всех Евангелиях.

Кто входил в круг ближайших друзей Иисуса? Евангелисты говорят нам снова и снова, что круг ближайших друзей Христа составляли Пётр, Иаков и Иоанн. Только этих троих взял Иисус с Собой, когда воскресил из мёртвых девицу. Они были также со Христом в славный момент Его преображения на горе Фавор. И эти же трое были последними, кто оставался с Иисусом в Гефсиманском саду, и которых Он просил пободрствовать и помолиться. Очевидно, эти люди и составляли внутренний круг друзей, ближайших к Иисусу.

Тем не менее в Вифании у Иисуса был ещё более близкий круг друзей. В него входили Марфа, Мария и их брат Лазарь. Дом Лазаря служил Иисусу своего рода убежищем от напиравших толп народа, с Марфой, заботящейся о еде, Марией, преданной ученицей и Лазарем, близким другом, которому Иисус мог доверять. В Евангелии от Иоанна сказано прямо:

«Иисус же любил Марфу и сестру её и Лазаря», (Иоанна 11:5)

Здесь у Иисуса был дом, где Ему верили, где Он мог сесть и отдохнуть, где Он мог находиться в полном покое. Эти трое были для Него как родные, и о них далее говорится, как о ближайших к Нему родственниках. Вот Лазарь тяжело заболел, и сёстры срочно посылают к Иисусу сказать: «Иисус, смотри, тот, кого Ты любишь, болен». Но Христос медлил, и не шёл к нему, пока тот не умер. Почему? «Он сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через неё Сын Божий» (Иоанна 11:3-4).

Мы знаем, что Иисус мог бы просто сказать одно слово, и Лазарь был бы исцелён. Также Господь мог пойти к Лазарю домой и исцелить его там. Однако вместо этого Христос сказал:

«и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдём к нему», (Иоанна 11:15)

Одно дело – верить в исцеление больного, и совсем другое – верить в то, что мёртвый человек может быть воскрешён. В этом эпизоде Иисус давал друзьям из ближайшего Своего окружения возможность проявить веру в то, что было абсолютно невозможным. По сути, Он говорил Марфе и Марии: «Я рад, что Меня не было там, когда всё было мрачно. И Я рад, что не начал действовать раньше. Я позволил этой ситуации зайти за пределы всякой возможности, всякой человеческой надежды потому, что Я хочу, чтобы вы увидели Мою силу воскрешать.

Иисус хотел показать Себя как Бога над всякой невозможностью

Эти обстоятельства имели отношение не столько к смерти Лазаря, сколько к смерти Самого Христа. Подумайте: когда настал час Иисусу идти на крест, как могли бы тогда Его ученики поверить в то, что Он воскреснет? Был только один способ дать им возможность поверить в это. И он заключался в том, чтобы Иисус допустил тогда, в Вифании, чтобы обстоятельства для Него Самого и для Его друзей развились в худшую сторону и стали настолько безнадёжными с человеческой точки зрения, чтобы затем Он мог начать совершать явно невозможное в глазах людей.

Я убеждён, что Иисус не доверил бы испытать такое никому вне Его ближайшего круга друзей. Такие вещи предназначались лишь для тех, кто был близок Ему, кто мыслил не так, как мыслит мир. Видите ли, только в таких людях, – людях, которые знают сердце Христово и полностью Ему доверяют, – Он может произвести веру, которая никогда не колеблется.

Дело в том, что Иисус знал все те трудности, которые встретятся на жизненном пути каждого из этих близких Его сердцу людей. Он знал каждую болезнь и каждую трагедию, с которой они столкнутся. Он также знал о том опустошении, что придёт на Иерусалим. И поэтому Он хотел увидеть в них в тот момент такую веру в Его попечение о них, которая могла бы оставаться верою, какие бы беды на них ни сваливались. Он знал, что это единственное, что может помочь им преодолеть всё, что предстоит им в будущем.

Когда Иисус, наконец, пришёл в дом, первыми словами Марфы к Нему были:

«Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог», (Иоанна 11:21-22)

Эти слова могут показаться исполненными веры со стороны Марфы. Но когда Иисус ответил: «воскреснет брат твой», ответ Марфы выдал её полностью: «знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день». Другими словами: «сейчас всё кончено, Иисус. Ты опоздал».

Иисус ответил:

«Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрёт вовек. Веришь ли сему?», (Иоанна 11:25-26)

Христос говорил ей, другими словами, следующее: «нет, Марфа, Я есть воскресение и жизнь. Веруй в Меня, и никогда не умрёшь». Здесь опять-таки Он говорил не о Лазаре, а о Своей собственной смерти и воскресении. Для Него воскрешение Лазаря было уже делом свершённым: «Марфа, разве ты не веришь, что Я могу войти даже в могилу и совершить невозможное для тебя и Марии?»

В этот момент, Писание говорит, Марфа «пошла» (11:28). И это именно то, что делает большинство из нас в подобных ситуациях. Мы не стремимся решить эту проблему с Иисусом, ища у Него веры: «Господи, помоги моему неверию!» Вместо этого мы просто уходим, возвращаясь обратно к нашим сомнениям и страхам. Вот это и ранит Иисуса. Очевидно, Марфа не поняла, что Иисус хотел от неё больше, чем веры, необходимой только для данного её кризиса. Христос хотел, чтобы она прекратила навсегда поддаваться своим мыслям неверия и положила начало своей вере в то, что Он может провести её через всякое испытание.

Тогда Иисус позвал Марию. «Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой» (11:32). Даже благочестивая Мария сказала Иисусу то же самое, что и её сестра. И какова была Его реакция? Он «восскорбел духом и возмутился» (11:33).

Неверие Марфы, должно быть, очень огорчило Его. Я убеждён, Иисус ожидал большего от Марии. Но, когда Он посмотрел, как горько, безо всякой надежды, она плачет, Он «восскорбел», – слово, означающее «вознегодовал». Также и слово «возмутился» означает «был недоволен».

Именно тогда Иисус спросил: «где вы положили его?» (11:34). Когда Марфа услышала Его повеление, чтобы отвалили камень, она запротестовала: «но, Господи, там Ты ничего не найдёшь, кроме вони. Наш брат уже четвёртый день, как мёртв». В этих словах было ещё больше неверия. Именно тогда, мы читаем, «Иисус прослезился» (11:35), т.е. заплакал.

Целые комментарии были написаны на этот стих, к тому же со многими толкованиями.

Уже написано, наверно, тысячи объяснений тому, почему Иисус плакал. Но лично я этот эпизод воспринимаю сердцем. Когда я размышлял над ним, я молился: «Господь, я не хочу знать, что об этом говорят разные теологи. Я хочу почувствовать то, что чувствовал тогда Ты».

Иисус велит нам плакать с плачущими, и возможно, Он плакал тогда из-за всеобщего горя, которое охватило в тот день окружавших Его людей. Но дело в том, что Иисус уже знал, что Лазарь вскоре выйдет из могилы. Поэтому Его слёзы были также и о чём-то ещё другом.

Послание к Евреям говорит нам:

«На кого же негодовал Он сорок лет? Не на согрешивших ли…? Против кого же клялся, что не войдут в покой Его, как не против непокорных? (дословно: «не позволяющих себя переубедить», «отказывающихся верить»)», (Евр. 3:17-18)

Возвращаясь мысленно к событиям у гробницы Лазаря, я начинаю понемногу чувствовать сердечную боль Иисуса. Вы только представьте себе: в тот момент не оказалось практически ни одного человека на земле, кто бы верил в Христа до конца. Иудеи не приняли Его; даже столпы Его церкви, и те отказывались верить. И даже люди из ближайшего круга Его друзей не проявили веры. Иисус знал, что скоро Ему надлежит оставить эту землю: что, как вы думаете, Он мог чувствовать в тот момент?

Теперь я должен вас спросить: а сегодня разве что-нибудь изменилось? Верит ли хотя бы кто-нибудь в этом мире, что Иисус есть Бог над невозможным? Когда придёт Сын Человеческий, найдёт ли Он веру на земле?

Недавно я совершал «молитвенную прогулку», имея несколько нужд о здоровье некоторых членов моей семьи. Когда мне на ум пришёл этот эпизод из Писания, внезапно во время молитвы у меня из глаз полились слёзы, и я молился сквозь слёзы: «Господи, они заставили Тебя плакать. Заставил ли и я Тебя плакать моим неверием? Я много времени провёл с Тобой за эти пятьдесят с лишним лет, Иисус. Я люблю Тебя, и я знаю, что Ты любишь меня. Но вот недавно у меня появились какие-то сомнения. Я удивлялся, почему некоторые мои молитвы до сих пор остаются без ответа».

С тех пор я слышу Его нежный, мягкий голос, который говорит мне: «Я буду всегда любить тебя, Давид. Я буду хранить тебя от падения, и Я непременно представлю тебя безупречным пред Отцом. Но действительно, Мне очень больно за те случаи твоего неверия и колеблющейся веры, которые были у тебя».

Итак, дорогой святой: ты проходишь сейчас огонь тяжкого испытания? Ты молился, плакал и взывал о помощи, но всё попрежнему кажется для тебя безнадёжным? Возможно, твоя ситуация зашла за грань всякой человеческой возможности, и ты думаешь: «слишком поздно»?

Говорю тебе: Господь вверил тебе твой кризис. Бог мог бы вмешаться в любой момент, и всё исправить, но Он видит в этом кризисе возможность произвести в тебе ту непоколебимую веру, которая тебе нужна. Ему нужна не просто твоя вера в то, что Он может вывести тебя из этого твоего кризиса, но твоя вера в то, что Он будет справляться с любой самой неразрешимой проблемой отныне и до тех пор, пока Он не возьмёт тебя к Себе. Поймите: Он радуется вам. Однако Он также и любит вас настолько сильно, что желает создать в вас веру такую крепкую, которая проведёт вас через всё.

Помолитесь же со мной: «Прости меня, Господь, за то, что заставлял Тебя плакать. Помоги моему неверию прямо сейчас». Затем возьмите себе такой стих из Писания:

«Без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздаёт», (Евреям 11:6)

Аминь!

 

Комментировать

Антиспам: