Ричард Циммерман: «Особенности богословия и его преподавания» (Текстовые проповеди)

Текстовые проповеди Ричарда Циммермана. Читать онлайнТема, о которой хочется сегодня говорить, была у меня на сердце ещё по пути сюда. Это вопрос об особенностях богословия и его преподавания. Данная тема очень близка моему сердцу, поскольку с ней тесно связаны как осознание собственного пути во Христе Иисусе, так и постоянные размышления о том, насколько наш труд в таком важном направлении духовной жизни, как библейское обучение народа Божия, действительно соответствует Его совершенной воле и желанию Его сердца.

Думаю, что эта проблема сопровождает Церковь Христову на протяжении всей её истории, вызывая периодически различного рода дискуссии. Мне представляется, что на современном этапе развития Братства ХВЕ она становится и для нас всё более животрепещущей. Правда, по приезде в Рыбницу у меня возникли сомнения является ли то, что так занимает мои мысли, столь же актуальным и для наших друзей живущих в СНГ, но после внимательного прослушивания выступлений, ко мне снова вернулось дерзновение поднять эту тему, как представляющую повсеместный интерес.

Когда мы говорим о становлении библейского образования в нашем братстве — деле несомненно очень важном и явлении безусловно весьма отрадном, — никто не может забыть то сильное сопротивление, которое оно встретило со стороны некоторых людей, хотя меня это никогда не раздражало. Я понимаю, что мы боремся не за какую-то идеологию и принципы, но стараемся достичь всякого человека истиной, и, если у кого-то есть в определённом вопросе проблема, и он нечто не понимает, нужно просто разобраться не может ли в мнениях оппонента присутствовать доля правды, и в чём ему надо помочь. Это открывает простор для действий Святого Духа. Так, полагаю, и сегодня нам должно освободиться от груза прошлого и возникших в связи с этим предубеждений, и в кротости немного поразмыслить о деле, в котором Господь поставил и благословил нас трудиться.

Надо сказать, что богословие — это весьма своеобразный феномен как среди наук, так и в духовной сфере. Богословие – это, безусловно, наука, оно принадлежит к числу наук и, как любая наука, подлежит изучению, чего отрицать не может никто. Но, с другой стороны, как фактор, имеющий огромное влияние в духовной сфере, богословская наука не является просто одной из наук, но от всех остальных наук отличается кардинально и в этом смысле есть явление совершенно уникальное, что никоим образом не может быть упущено из вида. Незнание математики или физики, может быть, и делает человека в чьих-то глазах недостаточно образованным, но оно нисколько не повлияет на его спасение и общение с Творцом, и, наоборот, обширные познания в этих областях сами по себе не сделают обладателя их ближе к Богу. Возможно, некоторые ошибочные естественнонаучные теории и повлияли на развитие человеческого общества, но никто из живущих в вере людей от этого духовно не пострадал. Мне ни в коем случае не хочется принизить значение современной науки в нашей жизни, но всё же ушедшие в вечность поколения обходились без многих открытий, сделанных позднее, как и мы сейчас обходимся без чего-то, что вскоре, быть может, принесёт очень значительные перемены в жизнь и быт живущих на земле. Но подобное отношение к наукам оказывается абсолютно неприемлемым, когда речь заходит о богословии.

При обращении к богословской науке для каждого благоговеющего пред Богом и Его словом верующего очень важно, что он имеет дело не просто с наукой, но с учениями, говорящими о его Господе — Святом, Всеблагом, Всевышнем Боге, которые неизбежно будут положительно или отрицательно влиять на него, как на личность, искупленную Христом и принадлежащую только Ему. «Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю» (Пс.118:113), — эти слова псалмопевца не только определяют отношение каждого желающего быть верным своему Спасителю христианина ко всякой рода информации и идее, но будут для него решающими и при оценке любых учений и взглядов, связанных с богопознанием. А потому возможность принять на веру, как действительно божественную истину, результаты изучения Священного Писания Августином или Лютером, Кальвином или Каргелем, любым другим из старых или современных исследователей, при всём желании со смирением и умалённым почтением отнестись к этим людям, — есть вещь которая не может определяться одним только авторитетом науки или человека. Это есть дело веры, от которой одной зависят наше спасение и наша жизнь, наше единение с Господом нашим и будущее. Мы имеем дело с серьёзными вещами, и, как служители, ответственны пред Богом. Практика показывает, что даже в самой высокой науке присутствуют человеческие элементы, и нас это, вообще-то, не очень волнует. Но ошибки в духовном пути очень опасны и потеря качества в духовном воспитании людей – самая дорогостоящая вещь, потому что Христос сказал:

«Кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречётся в Царствии Небесном» (Мф.5:19).

Может быть речь, не всегда идёт сразу о погибели, но о духовном разрушении и горьких последствиях, которые будут долго ощущаться и весьма дорого стоить. Даже светская педагогика говорит, что брак в сфере воспитания всегда стоит дороже, чем брак в любом другом деле, но промахи светского воспитания почти ничто в сравнении с тем, чем часто приходится расплачиваться за искажение истины на пути следования за Христом. Когда в конце 60-х годов американцы отправляли астронавтов на Луну, то гигантская ракета 110-ти метровой высоты, весом около 3000 тонн должна была стартовать с такой точностью, которая требуется, чтобы из винтовки с расстояния примерно в полтора километра попасть в монету достоинством один доллар. Иначе при приближении к Луне отклонение от цели составило бы десятки и даже сотни тысяч километров.Так и в духовном мире существуют реалии вначале кажущиеся достаточно малозаметными, но которые впоследствии приведут к очень большим искажениям на пути веры. Я думаю, что в разъяснении этого заключается одна из центральных задач преподавания истории Церкви, ибо опыт христиан прошедших веков уберёг бы нас от многих ошибок, так как в ретроспективе подчас лучше видно, на чём люди обжигались, и к чему впоследствии приводило то, что они, казалось бы, искренне и в простоте, но без надлежащего ведения делали.

Библия говорит, что человек бывает отчужден от жизни Божьей по двум причинам: из-за его невежества и ожесточения сердца, поэтому первоочередной задачей в преподавании богословских дисциплин будет искание правильного сочетания духовной и образовательной составляющих. Всякому верующему равно важно искать как сокрушенного исполненного Духом Святым и полностью подчинённого Господу сердца, без которого мы не сможем приблизиться к Господу ни при каком богословии, так и евангельского просвещения разума и обретения библейски-духовного богословского мышления, чтобы по причине своего невежества также не оказаться вдали от Создателя. И здесь пришло, думаю, время понять особенность богословия как сочетания науки и опыта познания Христова учения, дабы не свести его преподавание к поверхностно-примитивному просветительству, но пойти дальше к подлинному познанию Личности Всевышнего и славы Его, Слова Его, рождающего в людях живую веру, и путей Его, ведущих верующих в славу и покой Бога Всеблагого. Правильное начало духовного, библейски-обоснованного подхода к богословскому образованию заключается в том, чтобы избежать искушения человеческого разума, в надмении своём желающего расставить всё по своим местам и, поставив последнюю точку над «i», заявить, что нами всё правильно понято и объяснено. Ведь, если мы внимательно прочитаем второй стих из 25-й главы Книги Притч Соломоновых, где написано, что «слава Божия – облекать тайною дело, а слава царей – исследовать дело», то поймём, что утверждая, будто бы нашим разумом мы можем раскрыть тайну, которая сокрыта Его славой, мы просто бесславим Бога. Я считаю это очень серьёзным моментом, исходным пунктом для здравого подхода в преподавании богословия, за которым должно следовать ясное понимание, что основная задача библейского богословского обучения заключается не в том, чтобы «накачивать» человека всё новыми сведениями из Слова Божьего, но в том, чтобы научить его жить словом Библии, утешаться и укрепляться этим словом, освящать им все стороны жизни, возрастать от него в вере, быть им движимым в понятных и непонятных для ума ситуациях. Естественно, в процессе преподавания не может остаться неиспользованным и опыт старых служителей, много перенесших в своей жизни и имеющих богатые духовные навыки, и добрые традиции нашего братства, и хорошая духовная литература любых времён, конфессий и народов, а также различные сохраняющие верность здравому библейскому учению, справочники и словари. Но последнее слово в духовном учебном процессе всё равно всегда должно оставаться за Библией, которая, будучи единственной богодухновенной Книгой в мире книг, одна имеет право и силу словом своим освящать всю нашу жизнь.

Эта жизнь будет протекать не на перекрёстке, где обсуждаются мнения о богословиях Д. Веслея, Ч. Спёрджена или С.Хортона (известный современный американский пятидесятнический богослов), но в общении верующих, в церквах нашего братства. Именно там где мы и должны научить людей сохранять между собою единство и любовь, чтобы они могли духовно расти, были всегда готовы слушать и учиться, нести Евангелие окружающим людям, трудиться для Господа и встречать трудности на пути, как нормальное проявление духовной борьбы, зная, что победителем в ней станет, в итоге, не напористый и властный, но движимый Духом Святым, утешенный законом Божиим, сохраняющий себя в любви Божией и надеющийся на Спасителя своего. Исходя из этого в вопросах библейского образования для меня особенно важным стало, чтобы всё богословие было увязано, прежде всего, с пониманием путей развития духовной жизни и являлось руководством и помощью в ней.

Ни для кого не секрет, что очень многие обращенные к Богу и пережившие при этом немалое благословение люди через некоторое время не знают, как им дальше идти, и постепенно, чаще всего к старости, а иногда и раньше, становятся совершенно плотскими христианами. Одно из видимых проявлений этого — всё более распространяющаяся среди некоторых верующих «духовная ностальгия», когда все благословения и духовно насыщенная жизнь кажутся оставшимися в прошлом, а в настоящем видны, в основном, лишь проблемы. Я не хочу спорить об этом и сравнивать разные времена, но всё же думаю, что основная причина таких настроений не в том, что мы что-то потеряли, даже если это и так. Дело в том, что источниками жизни таких верующих были, во многом, увиденные ими чудеса, пережитые благословения и вдохновения. Когда же эти источники стали пересыхать (что вполне естественно, ибо никто не может жить постоянно «на подъёме»), то вдруг выяснилось, что их отношения со Христом слишком бедны, чтобы нести им удовлетворение и отраду и заполнить открывшиеся в их сердцах пустоты.

Нечто похожее произошло в своё время с Израилем, когда в конце своего странствования по пустыне народ услышал от Моисея:

«Вы видели всё, что сделал Господь пред глазами вашими в земле Египетской с фараоном и всеми рабами его и всею землёю его; те великие казни, которые видели глаза твои, и те великие знамения и чудеса; но до сего дня не дал вам Господь сердца, чтобы разуметь, очей, чтобы видеть, и ушей, чтобы слышать» (Втор.29:2-4).

Сравнивая эти слова с тем, что сказано в Пс.102:7: «Он показал пути Свои Моисею, сынам Израилевым – дела Свои», начинаешь понимать, что Моисей имел, в отличие от всего остального народа, мудрое, знающее Бога сердце именно потому, что он был научен путям Божиим, а не только хранил память о пережитых благословениях.

Когда Христос говорил в Своей прощальной беседе с учениками о Духе Святом (Евангелие от Иоанна, гл. 14-16 ), это был, в основном, разговор не о силе, но о жизни, о Духе, Который, несёт с Собой истину, жизнь, утешение. У нет и малейшего желания умалить значение Силы Святого Духа в жизни Церкви и каждого отдельного верующего, но всё же духовность — это не только наличие пророчеств, обилие чудес и способность изгонять бесов. Духовность – это нечто другое. Христос сказал о Духе Святом, что мир не может Его принять, потому что не видит Его и не знает Его. Где же видели и познали Дух Святой ученики Христовы? Во Христе Иисусе, Господе своём! О том, как проявил Себя Дух Божий в Сыне Божием мы читаем в Книге пророка Исаии (Ис.11:2-3):

«И почиёт на Нём Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится...».

Легко увидеть, что в этом самооткровении Божьего Духа в Господе нашем Иисусе Христе три его проявления в виде разума, премудрости и ведения явно несут в себе необходимый для созидания духовности потенциал, дающий человеку способность жить Богом и в Боге, ибо именно познание Христа, как Пути Божьего, навык жить Им и Словом Его в любой момент всегда открывают двери сердца для животворящего дыхания Духа Святого. Поскольку духовная жизнь — это не результат того, что человек делает для Бога, а плод труда Христовой благодати в сердце каждого чада Божия по его вере, то богопознание оказывается особенно важным, так как влияние познания Личности Бога во Христе на рост живой веры и твёрдого упования на Него очевидно. Более того, без развития внутренних духовных отношений и личного контакта каждого ученика Христова со своим Небесным Отцом изучение богословских теорий о Боге мне представляется занятием весьма малоценным, не созидающим внутренне и даже неполезным.

Когда мы говорим о присущих Личности Бога особенностях, свойственных Ему одному, то есть о том, что в богословии называется атрибутами Бога, то мне во всех этих богословских терминах постоянно чего-то нехватает и они мне не очень нравятся. Бог никогда, ни в каком смысле и никоим образом не может стать предметом анализа, Ему по праву принадлежит лишь всяческое почтение, поклонение, прославление. У Бога, конечно, есть Свои качества, свойства, которые характеризуют Его, но со всем, что с Ним связано, нужно обращаться чрезвычайно осторожно и трепетно. Мы знаем и учим, что Бог вечен, всемогущ, вездесущ, всеведущ, свят и благ. Об этих, равно как и о всех других, свойственных лишь одному Богу особенностях Его Личности на уроках богословия говорится всегда. Учить об этом важно, так как эти вещи нужно знать и понимать. Люди, безусловно, должны быть, конечно, научены правильному пониманию вопроса о триединстве Божием, а также библейского откровения о личности Сына Божьего. И этот список тем из раздела, посвящённого учению о Боге, которые подлежат изучению практически в любом курсе богословия, естественно, можно продолжить. Но как бы обстоятельно, грамотно и благоговейно все эти темы не были изложены, каждому учителю важно понять, что этим дело отнюдь не исчерпано.

Перед богословием стоит ещё одна очень важная задача: научить народ взирать на Бога и наслаждаться Богом (Пс.16:13-15). Без этого курс своей конечной цели не достигает. В этой связи мне хочется обратить внимание на две книги Э.Тоузера «Величие Бога» и «Стремление к Богу». Э. Тоузер — очень известный богослов двадцатого века, написавший десятки томов на английском языке, из которых на русский переведены две названные мною работы. Я их сегодня упомянул как раз потому, что, описывая и объясняя свойства Личности Бога, Э. Тоузер одновременно учит наслаждаться Богом и, показывая связь созерцания величия Его с верою, учит читателей его книг Богом жить. Именно здесь образовательная сторона богословия, сделав своё дело, уступает место его духовной стороне, которая оказывается даже важнее образовательной, ибо благодаря ей христианин входит в тесный и живой контакт со Всевышним, живёт Им и формируется, как того хочет наш Небесный Отец, в подобие образа Сына Божия. Поэтому очень важный в богословской науке просветительский элемент непременно должен быть дополнен духовным, когда полученные знания о Боге с их несколько отвлечённым, а иногда и внешним характером, превратятся во внутреннее личное познание Бога. Ибо существует всё же разница между знанием о Боге, что Он вечен и всемогущ, триедин, свят и благ и личным познанием Вечного и Всемогущего, удивительного и непостижимого в Своей неслиянности и нераздельности Бога Отца и Сына и Святого Духа, Кто в великой Своей Святости и Благости становится и жизнью, и опорой, и целью христиан. Мы должны понимать, что Он всемогущий, что Он вездесущий, что Он милосердный, но именно в тесном общении с Ним находит человек и совершенную радость, и счастье от того, что, несмотря на все скорби встречающееся ему на пути, он может следовать за Господом своим, и утешение во Святом Духе, и глубочайший, несущий истинное блаженство смысл бытия – подражать Богу, как Его возлюбленное во Христе дитя.

В действительности та вера Божия, о которой говорил Христос, начинается не просто с умножения каким-то образом чудес, чего мы, конечно, желаем, а с того, что человек обращает очи сердца к своему Создателю, чтобы непрестанно взирать на Него. Это ясно видно в рассказе о медном змее, которого Бог повелел Моисею выставить на знамя среди стана для спасения Израиля от ядовитых змей, и в словах Господа Иисуса изъясняющих это событие. В этих местах слова «смотреть» и «верить» употреблены, как синонимы, в одном и том же смысле. Видеть сердцем — это верить, и именно так, я понимаю, жили наши братья в тюрьмах; там где жить было невозможно, они, взирая на Христа, жили одною верою приходящею только от Него. В самых мрачных местах земли, где, казалось бы, не видно никакого света ни вокруг, ни впереди, они смотрели только на Спасителя и утешались только Им, стояли в вере и жили, пребывали в вере и видели этот свет впереди, уповали на Господа и не были постыжены. Мы приняли от Господа нашего равно драгоценную с нашими старшими братьями веру и общий путь, так как есть лишь единственный путь в небо, а именно Иисус Христос; и хотя не все получают от Отца нашего Небесного эту особую благодать — страдать за Имя Христово в узах – всё же каждый входит в Царствие Небесное великими скорбями, то есть не без трудностей, испытаний и страданий. А значит и путь веры для всех один, и иначе чем верою, всем сердцем взирая на Спасителя нашего, путь этот никому не осилить.

Когда изучаемые в богословии атрибуты Божией Личности оживают для верующего, всё его знание становится совершенно другим. Дух Святой наполняет и сердце, и разум светом познания пути благодати и истинного благочестия, и тогда в единении с Господом каждый может двигаться по Его пути дальше. Я думаю, на этом уровне многие вопросы, которые вызывают сегодня споры, просто уйдут, некоторые моменты потеряют своё ныне сильно преувеличенное в наших дискуссиях значение, потому что существенным станет в наших общениях только действительно важное, а поставить последнюю точку во всяком вопросе всегда будет доверено одному Христу, ибо только Ему и принадлежит это право. Поэтому для нас важно в подходе к богословию иметь благоговение и благоговение великое, вполне понимая, что в каждую минуту нашего преподавания мы стоим перед Богом. М. Лютер когда-то сказал: «Я никогда не боялся проповедовать плохо, но очень часто, стоя за кафедрой, я был в страхе от того, что должен стоять перед Великим и пребывающим в Славе Богом и говорить о Его Славе и о Его Величии». И пусть это не покажется кому-то странным, но самое главное в богословии не то, что слышат от учителя учащиеся, но то, что среди них присутствует Слушающий нас Бог. Если это нами будет правильно понято, то преобразит все наши уроки, так как сделает сердце зависимым от Духа Святого и непременно станет рождать во всяком учителе бодрствование в отношении евангельской чистоты преподаваемого учения, равно как и горячее стремление к исполненному Духом Божиим, имеющему духовные приоритеты библейскому обучению. А в нужный момент Бог сделает через нас то, что Ему нужно, просвещая и благословляя Свой народ. Да поможет Он нам всем в нашем труде.

Аминь.

 

Комментировать

Антиспам: