Текстовые проповеди: Ричард Циммерман: «Крест Христов»

Текстовые проповеди Ричарда Циммермана. Читать онлайнСлово, предлагаемое мною сегодня, я получил от Господа, как насущную необходимость современной церкви. Возможно, тут ничего нового нет, но, как сказал апостол Петр: «напоминанием возбуждаю в вас чистый смысл». В вере не требуется все время что-то новенькое, а необходимо постоянное обновление в духе и обновление в чистом разуме.

Я буду читать из 1-го послания к Коринфянам: «И когда я приходил к вам, братья, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова или мудрости, ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и при том распятого; и был я у вас в немощи и в страхе и в великом трепете. И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией» (2: 1-5). И из 1-ой главы: «Ибо Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова. Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых — сила Божия. Ибо написано: «погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну». Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? Ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих. Ибо и Иудеи требует чудес, и Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость; потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков» (1: 17-25).

Сегодняшнее свое слово я хотел назвать «Крест Христов». И апостол Павел говорит, что он рассудил не знать ничего, кроме креста. Позже он скажет, что премудрость мы проповедуем среди совершенных, иными словами, среди зрелых, духовных. Он говорил о величии и о важности Креста Христова и опасался, как бы в своих проповедях не упразднить его. Почему? Потому что Христов крест это — Божья сила, Божия премудрость, спасение для многих погибающих людей, и в то же время — соблазн, стоящий посреди этой земли.

Апостол Павел говорил о многом, касающемся нашей веры, но если посмотреть внимательно, то почти всегда и везде он говорит о кресте, чтобы слово о кресте было поставлено на надлежащее место. Это очень серьезные слова: «...я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1Кор.2: 2). Чем же является для нас крест Христов? Почему апостол Павел не раз повторял, что он ничего не хотел знать, кроме креста Иисуса Христа. В этом познании нуждается сегодня церковь. В этом познании нуждается сегодня мир, как в силе своего спасения, познании пути своей жизни, своего призвания и своего смирения.

Чем для нас является слово о кресте? Братья и сестры, крест — это единственное место на земле, где люди разрешили Богу находиться. Для себя они нашли много мест на этой земле, они построили Вавилон, а потом Рим, Нью-Йорк, Берлин, другие города. Они заполнили всю землю своими городами. Они заполнили эту землю своими идеями и делами — они добрались до Луны и до Антарктиды. Мысли людей — тоже везде и всюду. И творческое могущество человека, которое Бог вложил в него при сотворении, простирается далеко: человек многое может. Даже человек неверующий многое может. Но этот мир и сыны земли среди этого многого, куда простерлись их мысли, учения, их сознание, их творческие деяния (они не всегда плохие), Богу они нашли одно место — это Голгофа, это — крест Иисуса Христа. И у мира для неба нету другого места. И у неба на земле нету другого места. Мы должны хорошо это понимать: крест Иисуса Христа — единственное место Бога на земле. «Кого из пророков не гнали отцы ваши?» — сказал когда-то Иисус Христос. И этим Он показал, что с самого начала Ему было известно место, на которое Он на этой земле может рассчитывать. Он пришел на эту землю, чтобы умереть. Он знал, что Его ждет. Он сказал: «Дополняйте меру отцов ваших! « Мы должны хорошо понимать, для себя понимать, что у неба на земле есть одно место — это Голгофа, другого места нет. Это было место для пророков, это было место для апостолов, это было место для Самого Господа, Сына Божьего. Он не напрасно говорил: «Блаженны изгнанные за правду... блаженны вы, когда будут поносить вас, гнать и всячески неправедно злословить за Меня, так гнали и пророков, бывших прежде вас» (Мф.5: 10: 11-12). У неба на земле нет и никогда не будет другого места.

Господь, став человеком, входит в эту жизнь, приносит в неё благословение, приносит жизнь многим людям, приносит вечную жизнь, спасение. Но Он знал место, куда идет. Многие люди получали благословение, но из десяти один возвращался, чтобы воздать славу Богу. Большинство уходило, унося с собой это благословение. Они строили храмы, они многое делали и постепенно превращали крест Иисуса в меч. Так было с католичеством и православием, так было с лютеранством и англиканством, так было, и в какой-то степени есть, с баптизмом и методизмом. Так было и есть всегда и везде, где люди уходят от креста, где был распят Иисус Христос. Однако, это не только место, которое люди выделили Богу на этой земле. Христос сказал, что никто не отнимает у Него жизнь, но: «Я Сам отдаю её... Сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Ин.10: 18). Бог это всё знал наперёд, Бог это видел. Бог знает, насколько Он ценен в глазах человеческих, но у Бога есть Свой путь: не спорить и не доказывать что-то; просто Бог показал, что место, которое отвели Ему люди, это то место, где Он явил Свою любовь. Слава Богу! И в этом смысле Голгофа сегодня — слово Бога для этой земли, слово спасения для каждого человека и Слово Бога для жизни каждого верующего. У Бога нет другого. У Бога есть Слово: «Следуй за Мной». Это Слово Бога к нам. У креста Иисуса Христа такая великая сила и такое великое значение, что дьявол всячески пытается уничтожить и упразднить значение креста Иисуса Христа. У креста Христова есть очень сильные враги, и мы подчас не понимаем, как недалеко эти враги от нашего сердца. Апостол Павел писал Филиппийцам: «Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают, как враги креста Христова; их конец — погибель, их бог — чрево, и слава их — в сраме: они мыслят о земном» (Фил.3: 18-19).

Первый враг креста Христова — гуманизм. Это желание человека сохранить свое самоуважение грешника, сохранить свою человечность, это желание взять у Бога, но сохранить себя. Это — очень страшный враг. Крест Христов вознесся над землей. Христос умер, но Он воскрес и крест Христов оказался дверью в новую жизнь, жизнь воскресения. Это новое тело, новая жизнь, новый дух, это — ходить в обновленной жизни. Это принципиально другой подход к жизни, где мое «я» умирает, потому что, если мы соединены с Ним подобием смерти, то должны быть соединены и подобием воскресения, потому что Христос, воскресший из мертвых, уже не умирает. Христос умер для греха — Он никогда не грешил, Он умер для царства греха. И Его смерть на Голгофе была путем, который Он прошел, чтобы грех не имел власти над человеком. А гуманизм говорит: «Живи, живи себе! « Но Иисус сказал: «Кто хочет сберечь душу свою, тот потеряет ее». Гуманизм утешает: «Ну, возможно, когда-то и будет такая опасность, — если я буду беречь свою душу, то потеряю её. Нет! Если ты сегодня её бережешь, то ты сегодня её потеряешь. Сегодня! Здесь, на этом месте, если ты говоришь: «Ну да, я всё знаю, но меня тоже можно понять?» А мы понимали Его там, на кресте? Это ведь были не мы, да? Но так ли это? Иисус когда-то сказал: «Подвизайтесь войти сквозь тесные врата... ибо многие поищут войти и не возмогут» (Лк.13: 24). Это ведь войти в жизнь. Это же не о чем-то другом говорится, а именно об этом. Не когда-то придет момент, что мы жизнь потеряем. Мы её здесь и сейчас теряем. Когда-то я вдруг увижу ясно мое направление жизни. Вот я религиозный человек, хожу в церковь, стараюсь молиться и читать, но я рассуждаю и поступаю примерно так: мне надо умаляться, а он? Мне нужно послушаться мужа, а ему надо меня любить. И так далее. Мне трудно, поймите меня, я изнемогаю! Понять-то можно. Только однажды ты перед собой увидишь не ворота Нового Иерусалима, а врата ада. Да! Это очень серьезно! И тогда спросишь: «Куда я пришел?» «Туда, куда ты шел!» А в небо ведет одна дорожка. Крест. И у креста нет места для гуманизма, для того, где человек хочет пожить для себя, взять Божье благословение и реализовать его по-своему в этой жизни.

Второй серьезнейший враг креста Христова — либеральное богословие. Я не думаю, что здесь есть кто-нибудь, кто ставит под сомнение чудеса Библии или Слово Библии. Но либеральное богословие — это не только «научная» критика Библии, но ещё и другое. Когда я говорю: «а я думаю так», «а я этого не пережил», «а мне ещё не открыто, дайте мне возрасти», то мы забываем, кто крест Христа — это не мораль, где можно усовершенствоваться. Крест не то, что дает дорасти. Крест кладут на плечи человека, он может падать или не падать, но надо нести. Не хочешь — не неси. Но тогда в твоей жизни исполняется слово Христа: «Многие поищут и не возмогут». Никто не заставляет, никто не требует. Можно лишь задать вопрос: в вере ли мы? Если мы в вере, то я сораспялся Христу, не «я» живу, Он живет во мне. И надо помнить, что либеральное богословие — это не только сомнение в Слове Божием, оно перечеркивает Слово Божие личными переживаниями и откровениями. Мне один человек сказал недавно: «У меня есть откровения, и я иду так». Я ответил, что не обязан принимать его откровения, я обязан испытать их, потому что так написано! «Испытал тех, которые называют себя Апостолами, и нашел, что они лжецы». (Откр.2: 2). Я обязан проверить: насколько ты верен Слову, пусть тебе не открыто, а верен. Ты всё Слово исполнить сразу не можешь и понять не сможешь.

Мы можем идти за Богом 20 и 30 лет и все равно находим что-то, чего мы не понимаем и не видели. И, смотря назад, прекрасно понимаем, что делали какие-то ошибки. Но не в этом дело, а в том, что, либо я иду по пути правды, на стезе которой жизнь и на стезе которой нет смерти, либо я выбираю другую стезю. Апостол Павел когда-то сказал, что «земля, пившая многократно сходящий на нее дождь и производящая злак, полезный тем, для которых и возделывается, получаете благословение от Бога; а производящая тернии и волчицы — негодна и близка к проклятию, конец которого сожжение. «Впрочем, о вас, возлюбленные, мы надеемся, что вы в лучшем состоянии и держитесь спасения» (Евр.6:7-9). Но он сказал так же немножко раньше: «...оставивши начатки учения Христова, поспешим к совершенству!» (Евр.6:1). Спешим ли мы к совершенству? Вопрос не в том, что мы все поняли и познали, а в том: путь, которым мы идем, — это крест или что-то другое?

Есть очень тонкий соперник у креста Христова: харизматия. Это не всегда прыгать и хлопать. Это, когда я присвоил себе все обетования, независимо от того, каким путём я иду и как живу; это, когда я своим внутренним откровениям поверил больше, чем тому послушанию, к которому меня Бог призвал. Мне кажется, что меня ведет Дух Святой, но на самом деле я давно оторвался от евангельской истины. Уверенный, что мне многое понятно, я в моих практических шагах не способен воплощать Слово на этой земле просто потому что я не хочу его воплощать, мне и без того хорошо. Обетования у меня в кармане, Бог меня благословляет, а эти все вокруг такие немощные. Так может рассуждать только враг креста Христова. У креста Христова одна цель — небо.

Хорошо, когда церковь благовествует. Это сегодня проблема. Но проблема не в каких-то внешних действиях, в том, что мы недостаточно отданы Богу. Некоторые говорят, что они хотят свою жизнь посвятить благовествованию. Но нас Бог призвал к небу, а не к умножению церквей. Даже есть такой настрой, что всё, не способствующее благовестию, неправильно. И это тоже враг креста Христова. Бог призвал церковь к небу, к небу! Это наша цель. И с креста одна дорога — воскресение из мертвых и небо, и ориентация одна: собирать сокровище на небесах. Всё важно — и благословение, и благовестие, и освящение. Но для чего? Для неба! Чтобы потерять нашу жизнь здесь с Иисусом и обрести ее в жизнь вечную. А дьявол так тонко все смешивает откровениями, увлечениями, какой-то как бы правдой. Многое надо делать, но руслом нашей жизни должен быть крест Иисуса Христа. Это узкий путь, у него очень сильные враги. У креста Иисуса Христа много врагов, но именно крест Иисуса Христа ведет нас в небо. И только крест Христов — это путь, и он требует веры.

Крест Христов будет всегда держать меня в немощи, но немощное Божие будет сильнее, чем сильное человеческое. Крест — источник твоей жизни. Живи им! Чувствуешь или не чувствуешь, видишь или не видишь, переживаешь или не переживаешь — это берется верой. Иисус умер за тебя, и в этом твоя жизнь. Господи, даже когда у меня ничего не получается, я живу Тобою, я смотрю не Тебя. Крест Иисуса Христа предполагает очень конкретную и сильную ответственность, Он связывает меня с Богом и связывает меня с братьями и сестрами любовью, которая построена не на взаимопонимании, а не великой ответственности, ответственности за то, что я принял любовь Божию и не могу поставить ее под сомнение. Наше взаимопонимание не станет основанием любви Божией, и в корне того благословения, что Бог в нас положил всегда будет находиться моя связь с Иисусом Христом. И всякий раз, когда Бог испытывает глубину этих отношений, глубину моего смирения, Он будет доходить до корня. Обязательно настанет такой момент, когда тебе ничего не объясняют, а с тебя что-то спрашивают или просто молчат. Или стало много тяжелее, чем ты себе представлял. И как раз в этот момент Иисус Христос спрашивает тебя: «Любишь ли ты меня? Пойдешь ли ты путем креста?» Очень трудно эту мысль выразить. Но практически она выражается примерно так: мы идем вместе, мы чувствуем, что есть благословение, и оно где-то кончилось. С меня что-то спрашивают, но ничего не делают, не помогают.

Бог учит меня жить крестом. И Он спрашивает, буду ли я счастлив от того, что Он пострадал за меня, когда всё идет так трудно? Буду ли я смотреть на крест Христов? Он хочет видеть плоды креста в моей жизни. Плодом креста Иисуса Христа было воскресение, была пятидесятница, было сошествие на землю Святого Духа. Но где это сегодня? А сегодня это в том, что Бог говорит: «Достигай любви и ревнуй о моем благословении». Это не то же самое, что человеческие попытки и человеческие усилия.

Есть еще один хитрый враг у креста Иисуса Христа. Когда человек оказывается в безнадежном состоянии, он говорит себе: не унывай и жди, когда все изменится. Это не крест. Крест говорит другое: «Живи Мной, отвергни себя! Прими Мою любовь, учись любить других людей». Иисус Христос, когда висел на кресте, спрашивал Отца: «Зачем Ты меня оставил?» Но Он в этот момент так же молился: «Прости их, ибо не знают, что делают! « И говорил Иоанну: «Это матерь твоя! « а Марии: «Это сын твой! « Умирая, Он давал жизнь. Слава Богу! Это для нас единственная возможность жить — когда мы ищем Божьей помощи и Божьего благословения, когда мы возлагаем на Бога всю свою надежду, не делаем других виноватыми, не ищем в других опору, а ищем опору только в Иисусе. Когда апостолу Павлу было очень тяжело, он сказал, что имеет надежду только на Бога, воскресшего из мертвых, Бога, утешающего смиренных; и Бог утешил его прибытием Тита. Бог знает, что делать, знает, кого послать, знает, что сказать, но горе человеку, который кричит к Богу: «Пошли мне Тита, Тимофея и Петра в придачу, потому что я здесь изнемогаю». Горе такому человеку, потому что он делает плоть своей опорой и это сегодня глубокий подвох для многих церквей. Они хотят пройти мимо Голгофы и идти дальше, идти к своей власти, к своим благословениям. Мы нуждаемся в благословении, но путь к нему один: возлюбить Голгофу.

Некоторые говорят: «Я не против, но дай мне в этом возрасти». Ничего из этого не выйдет. В Голгофу не возрастают. Если я проскочил мимо тесных врат, то не приходится говорить, что я стою на узком пути. Нужно вернуться к этим воротам. Крест Иисуса Христа — вот ворота, с этого начинают, это место, где посвящают себя Господу, где умирают. И тогда благословение приходит совершенно по-другому, потому что у меня в этой жизни не остается ничего, кроме Иисуса Христа, Он на Голгофе, умер, но и воскрес из мертвых. Слава Богу! И в Нем я ищу поддержку, в Нем я ищу силу, милость и в Нем ищу уроки. Там, на этом кресте. Я понимаю свою глубокую ответственность перед Ним. Он в любой момент может подойти ко мне, как к этой смоковнице под Иерусалимом и сказать: «Я хочу вкушать плоды». Если Он увидит хотя бы немного плода, тогда Он её очистит, чтобы принесла больше плода. Но с дороги этой сходить нельзя и очень опасно на эту дорогу в своем сознании допускать каких-то конкурентов. Например: посмотри, как Бог кого-то благословляет, — ведь если я с Иисусом, Бог должен и меня благословить. А на самом деле Бог ничего не должен, и благословляет Он как хочет и кого хочет. Но наша жизнь должна быть укорененной в Иисусе Христе. Мне трудно, но я стараюсь любить других людей, я стремлюсь жить по Слову, которое Бог мне дал, исполнять заповеди. Я прихожу к Богу в молитве не потому, что сегодня меня наполнила сила Духа Святого, а потому что я на кресте отрекся от этого мира и я иду к Тебе. Слава Тебе, Господь! Я ищу Тебя и у меня нет ничего другого. И этим жива церковь!

Но в тот момент, когда начинается какое-то недовольство, мне что-то не хватает, благодать уходит. Это случилось когда-то в Иерусалиме. Были все вместе, всё было общее, ничего не называли своим, это отличалось от коммунистических построений: «всё вокруг колхозное, всё вокруг мое». Нет, ничего не было своего. Но вдруг пришло нечто другое: вдовицы стал роптать друг на друга, им стало чего-то не хватать и апостолы начали страдать. И в то состояние первоначальной радости церковь никогда больше не вошла. Правда же, жалко этих вдовиц? Ну, может быть, их действительно обделили. Но цена оказалась слишком страшной. На месте были апостолы, которые заботились о церкви, как никогда никто не заботился, — ведь церковь была создана руками Иисуса Христа. Но в тот момент, когда стали искать любви не у Иисуса, а у человека, что-то начало уходить. Не то, что первая церковь в тот момент ушла от креста, но началась борьба за этот крест, и мы читаем об этой борьбе. И задача пастора не обеспечить жизнь человека, а помочь ему с этого пути не сойти, помочь увещанием, молитвой, любовью, а иногда и наказанием. И я повторяю, очень страшно, если когда-то мы увидим, что стоим не у ворот Нового Иерусалима, а где-то в другом месте, потому что Иисус не напрасно сказал: «Подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти и не возмогут» (Лк.13: 24). И «входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель и многие идут ими» (Мф.7: 14-15). Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их. Нам надо понять, что крест — это наша жизнь, потому что он дает Божью милость, дает прощение и этого у тебя никто отнять не может. Но ты только пей из этого источника. Однако хорошо говорить сейчас. Я чуть-чуть попил из этого источника, но мне не хватает. И никто не может дать мне того, что мне в жизни не хватает. Никто. Потому что один источник и один путь.

Если я счастлив, что Иисус за меня умер и стою у креста, какое может быть движение в сторону мира, чтобы пожить для себя? Одного хочу: возрасти в Тебе! Хочу стать более похожим на Тебя! И в этом крест мне поможет, слава Богу! Как поможет? Господь пошлет тебе того, кто оскорбит тебя, чтобы научить смирению, пошлет того, кто ударит тебя по щеке, чтобы ты повернул лицо к Нему, Он пошлет тебе время безденежья, чтобы ты научился уповать на Него. Иисус многое покажет, чтобы дать тебе понять, что Он распоряжается твоей жизнью. И блажен ты, если в любых обстоятельствах Христос останется в центре твоей жизни. Но если ты так не идешь, не знаю вообще, христианин ли ты. Во всяком случае, враги креста Христова имеют слишком большое место. Крест говорит мне: у меня что-то не получается, Иисус, прости! Я что-то не понимаю! Иисус, я всё равно отвечаю перед Тобой — Ты умер на кресте. Всякая смерть выходит за пределы разума, но у меня есть одно: я знаю. Ты меня любишь. Это путь, по которому неопытный пойдет и не заблудится. Путь Твоего креста, Слава Богу! Одного прошу у Тебя: возрасти меня в Себе и пусть Твое благословение поможет мне не отдыхать на этой земле, а нести Твой крест, чтобы больше людей увидели Твою любовь, Твою силу и мое смирение. Вот для чего мне нужно благословение. Чтобы на этом узком и тернистом пути Господь поддержал меня и утешил меня. Я знаю — крест Христов — единственный путь; я встаю на этот путь, я выбираю его, выбираю истину Его любви, которой я доверяюсь и перед которой я ответственен и за которой я следую. Иногда я иду вперед и говорю: «Господи, почему Ты так медленно меня ведешь?» Уверяю вас, что Бог действует быстро и эффективно. Но нужно только согласиться с Ним. Нужно только доверится Ему. Я всех умоляю именем Иисуса Христа: не смотрите ни на какую успешность, ни на какое понимание, ни на свои благословения, ни на состояние церкви. Всё можно по-разному оценивать. Но посмотрите: любите ли вы крест Христов? Я не говорю, как вы успешно на нем распяты. Это очень трудно! А мир говорит: «сойди с креста». Это серьезное искушение. И мы периодически с него соскакиваем. И я снова спрашиваю: А вы любите крест Христов? Вы любите? Вы хотите сознательно, разумно служить Иисусу Христу и не знать ничего, кроме Него? Сложить все у Его ног, быть Им утешенным? Дело не в том, что я сразу подставляю вторую щеку, а в том, что я согласен и хочу это делать. Люблю я поношения? Готов я выйти за стан, неся Его поругание? Вот ведь в чем вопрос. Он ударил меня по щеке, а я — ух! Жалко, что я верующий! Ну я переборол себя. Не в этом дело, а в том: Иисус, прости! Иисус, прости! Не получается, прости меня. С меня требуют послушания, как с жены или с ребенка, а я думаю: неужели понять меня не смогли? Нет! Прости меня! Вопрос-то ведь не в том, что тебя понять не могут, а в том, что ты неверен в малом, а значит неверен и во многом. И эта неверность может вырасти с гору! Но я думаю, что Иисус милостив, Он простит. Он действительно милостив, но Он не гуманист.

Серен Кьеркегор, датский философ, когда-то сказал: «Посмотрите на крест и подумайте, был ли Бог гуманистом, когда послал Сына Своего на крест?» Не был! Его любовь другая! Не то, что я теперь всех на крест отправил, никого на крест я не отправляю, кроме себя. Но я должен понять, что это для меня значит, а это значит, что я живу для себя. Ты воскрес из мертвых, чтобы владычествовать над мертвыми и живыми. Иосифа продают в рабство, он принимает это от Бога. Давида гонит Саул, он принимает это от Бога. Еврейских юношей Седраха, Мисаха и Авденаго бросают в печь, — они принимают это от Бога. И в этой надежде на Бога рождается сверхъестественная Божья жизнь, которая тебя самого делает источником воды, текущей в жизнь вечную. Слава Богу! И другого христианства не существует. Существует религиозный мир, религиозное общество, люди, которые говорят, что знают Бога. Но есть малое стадо, которое идет за Богом. Я хочу к нему принадлежать и хочу, чтобы ты к нему принадлежал. Живи для Иисуса. В любых обстоятельствах, живи для Иисуса. Живи для Иисуса не только в мыслях, но живи для Иисуса в своей радости и тесноте, служа Ему и давая что-то другим. И Бог тебя в этом благословит. И ты будешь непобедимым человеком в Господе твоем. Потому что если ты умер с Ним на кресте, над тобой больше ничего не имеет власти. Слава Господу! И я хочу умолять сегодня всех, давайте полюбим крест Христов, и то, что он нам открывает. А крест Христов именно открывает нам доступ к благодати, Божью волю, Божье Слово, Божью любовь.

Я часто вспоминаю наши ночные пасхальные служения во времена гонений, и как сильно нас Бог тогда благословлял. И я понял, почему Он нас там благословлял. Мы приходили туда нищие, ничего у нас не было и мы жили, гонимые в этой стране. Мы приходили и говорили: Иисус, мы радуемся, что Ты воскрес из мертвых, мы хотим Тебя прославить в своей немощи и в своей слабости. И Бог отвечал потоками Своими, которых мы и не ожидали. Наверное, я умирать буду, и буду вспоминать, как мы выходили на Столбовой ранними утрами, сонные, но счастливые от того, что мы провели эту ночь с Иисусом Христом. Слава Богу! Он для того и умер, чтоб в ночи этой жизни ты мог прожить с Иисусом Христом и сила Его воскресения, которая приходит не для того, чтобы ты побыл во Христе, а потом снова вернулся назад в свою жизнь, но чтобы по ту сторону креста, человека, который посажен в Иисусе Христе на небесах, открыть тебе Свое благословение для неба, где ты будешь от многого отказываться, во многом себя ограничивать, но в одном тебе никогда не придется себя ограничивать, потому что к Иисусу ты всегда будешь иметь доступ. Слава Богу! Но когда ты ищешь доступ к Иисусу у какого-либо человека и хочешь чего-то добавить, то крест теряет силу, отпадает человек от благодати, лишается Христа. Да не будет с нами такого.

Комментировать

Антиспам: