Чарльз Сперджен: «Сердце благой вести» (Текстовые проповеди)

Проповеди: Чарльз Сперджен (Charles Haddon Spurgeon)«Итак мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом. Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом.» (2 Коринфянам 5:20,21)

Сущность Евангелия в искуплении, а сущность искупления – в заместительной жертве Христа. Всякий, кто проповедует эту истину, проповедует Благую весть, в чем бы ином и заблуждался, а всякий, кто не проповедует искупление, что ни говори, не понял сути послания свыше. В наше время приходится повторять простейшие евангельские истины много раз. В мирное время можно отправляться на раскопки учений, спрятанных в недрах истины, теперь же должно оставаться дома для охраны семейных очагов Церкви, для защиты начал, основных положений веры. Сегодня из нас самих восстали люди, которые говорят превратно, терзают Церковь своей философией и толкованиями, отрицая при этом учения, в которые они якобы верят. Они встали на путь подрыва веры, которую якобы отстаивают. Как хорошо, что некоторые из нас, знающие, во что мы верим, и не видящие мистических тайн в Евангелии, занимают твердые позиции и не отступают от них, поддерживая Слово жизни и ясно возвещая основные истины Евангелия Христа Иисуса.

Позвольте начать с иносказания. Однажды во дни Нерона в Риме случился голод. Хлеб можно было купить только в Александрии, там он был в преизбытке. Один купец, владелец торгового судна, пришел на берег и увидел много голодных людей, пристально всматривающихся в сторону моря. Эти люди ожидали прибытия кораблей с зерном из Египта. Когда же наконец эти корабли начали один за другим приставать к берегу, бедные люди возопили от отчаяния, ибо оказалось, что на борту кораблей был только песок, который император-тиран повелел доставить для арены цирков. Какая отвратительная жестокость! Народ умирает от голода, людям необходим хлеб, а тиран велит загружать торговые суда песком для гладиаторских зрелищ. Тогда купец, судно которого было пришвартовано у причала, сказал капитану своего судна: «Заруби себе на носу, в следующий раз ты вернешься из Александрии только с зерном. Эти люди умирают от голода, и мы должны использовать корабль лишь для доставки продовольствия». Увы! Я в последнее время вижу громадные галеры, груженные песком разных философий и гипотез, и говорю себе: «Никак нет! Я не стану перевозить на своем судне ничего, кроме явленной истины Божьей, кроме Хлеба жизни, в котором столь нуждаются люди». Сегодня Богу не угодно, чтобы мы грузили свои корабли чем-то еще, что служит лишь для удовлетворения любопытства и прихоти зевак. Наши трюмы должны быть подготовлены для груза, необходимого для спасения душ. Как бы мне хотелось, чтобы каждый из вас мог сказать: «Конечно, там должна быть только история об Иисусе Христе и Его любви, и ничего иного!» Мне не хочется хвалиться ничем, кроме проповеди старого Евангелия. Многие станут развлекать вас новой музыкой, для меня же нет иной музыки, кроме той, что доносится с небес: «Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь!»

Дорогие друзья, хотелось бы начать нашу беседу со второй части сегодняшнего текста, в котором учение о заместительной жертве сформулировано следующими словами: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом». В этом я вижу основание и силу тех призывов, с которыми мы обязаны взывать к совести людей. Имея большой жизненный опыт, братья мои, могу утверждать: ничто не влияет на сердце человека так, как влияет крест Иисуса. Когда человеческое сердце задето и ранено обоюдоострым мечом закона, ничто не способно излечить его раны, кроме бальзама, истекающего из пронзенного сердца Спасителя. Этот крест есть жизнь для духовно мертвых. Расскажу одну древнюю легенду; пусть она и не соответствует действительности, тем не менее, ее можно послушать как поучительную притчу. Говорят, это было во время правления императрицы Елены. Императрица желала отыскать крест, на котором был распят Христос. По преданию, этот крест был зарыт близ Иерусалима. И вот находят три Голгофских креста. Который из трех крестов был настоящим, сказать невозможно. Эти кресты нужно было как-то испытать. Для испытания принесли труп и положили на один из крестов. Никаких признаков жизни, ни малейшего движения. Но когда то же самое мертвое тело положили на другой крест, оно ожило! Вот истинный Крест! Видя людей ожившими, обращенными и освященными учением о заместительной жертве, можно сделать достоверный вывод, что это учение об искуплении – подлинное. Я не знаю других людей, оживших для Бога и святости, кроме тех, что ожили согласно учению о заместительной смерти Христа. Каменные сердца, никогда прежде не подававшие признаков жизни, превращались через Святого Духа, побуждавшего их познать истину этого учения, в сердца плотяные. Когда упрямые слышат об Иисусе, распятом за них, то сердца их становятся мягче. Великий свет, бывало, сиял даже над теми, кто, семикратно окутанный смертной тенью, уже стоял одной ногой в могиле. История подлинного Друга человеческих душ, предавшего Себя ради их спасения, до сих пор пребывает у Святого Духа, Который есть величайшая сила из всех сил духовного царства.

Итак, сегодня я сначала коснусь этого великого учения, а затем, если Бог поможет мне, мы обратимся к великому аргументу из двадцатого стиха: «Итак мы – посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом».

I. Начнем с того, что вкратце поговорим о великом учении.

Великое, величайшее из всех учение состоит в том, что Бог, находя людей погибшими по причине их греха, берет и возлагает этот грех на Своего Единородного Сына, сделав жертвою за грех Того, Кто не знал никакого греха. Благодаря тому, что Иисус взял на Себя грехи верующих, последние становятся праведным во Христе, воистину праведными перед Богом. Христос сделался жертвою за грех, чтобы грешники могли сделаться праведными. Таково содержание учения о заместительной жертве Господа нашего Иисуса Христа ради грешных людей.

Теперь ответим на вопрос: «Кто ради нас сделался жертвой за грех?» Описание нашей великой уверенности мы даем здесь на основании лишь одного стиха, но этого более, чем достаточно для наших рассуждений. Наша заместительная жертва была без единого пятна, невинна и чиста: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех». Христос Иисус, Сын Божий, принял человеческий облик и стал плотью, и обитал здесь среди людей; и будучи в подобии плоти греховной, Он не знал греха. Да, грех был возложен на Него, но не с тем, чтобы сделать Его виновным. Он не был грешником и не мог быть таковым, поскольку не знал греха по личному опыту. За всю Свою жизнь Он ни разу не преступил великого Закона истины и правды. Закон пребывал в Его сердце – быть святым для Него было естественно. Он имел право спросить у всего мира: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» И даже судья Его в сомнении спрашивал: «Какое же зло сделал Он?» Всему Иерусалиму бросили вызов, подкупом заставляя говорить против Него, однако, отыскать лжесвидетеля так и не удалось, ни одного. Злейшим врагам пришлось неправильно передавать и ложно истолковывать Его слова, чтобы сфабриковать обвинение против Него. В Своей земной жизни Иисус, безусловно, сталкивался с различными ситуациями, однако Он не нарушил ни единой заповеди. Как поступали иудеи, исследовавшие пасхального агнца прежде, чем принести его в жертву, так поступали книжники и фарисеи, законоучители и властители, князья и мироправители, исследуя Господа Иисуса, и не находили в Нем никакого греха. Ибо это был Агнец Божий, без пятна и порока.

Наш Господь не совершил ни единого греха ни действием, ни бездействием. Вероятно, дорогие братья, все мы, верующие, обрели милость свыше и избежали совершения большинства грехов действием, но что касается меня, то я вынужден скорбеть всякий день о своих грехах бездействия. У нас есть духовные благословения, но мы не делаем того, что обязаны делать. Делаем то, что праведно само по себе, но сами портим свое дело, либо ненадежным основанием его, либо способом исполнения, либо самодовольством, с которым взираем на сделанное нами. Так или иначе, мы лишаемся славы Божьей. Мы забываем делать то, что обязаны делать, а если и исполняем свой долг, то бываем виновны в равнодушии, самоуверенности, неверии и других тяжких грехах. Этого никак не скажешь о нашем Божественном Избавителе. Кто осмелится солгать, что в Его совершенной красоте имелась примесь какого-то несовершенства? Христово сердце, цели, помыслы, слова, дела и дух являли само совершенство. Все, что ни прибавишь к жизни Иисуса, будет выглядеть явным уродством, оно будет резать глаза. Разумеется, Христос был абсолютно незаурядным, как говорят в наше время, человеком. Его жизнь – совершенный круг, полная гармония, всяческое воплощение достоинства. Ни одна жемчужина не пала с серебряных струн Его души. Ни одна добродетель не перевесила и не затмила другие добродетели. Все Его совершенства дают согласованное, стройное сочетание, соединяясь в Нем в одно Превосходное.

Не познал наш Господь и ни одной греховной мысли. Дух Его не произвел ни одного злого помысла или пожелания. Никогда не возникало в сердце нашего благословенного Господа желания совершить тот или иной грех. Когда Он говорил: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты», – Он не имел в виду отказ от горькой чаши в расплату за дело всей Своей совершенной жизни. «Если возможно» означает «Если согласуется с полным повиновением Отцу». Мы видим, как исчезает немощь Его естества, а святость пробуждается и побеждает, когда Он добавляет: «Впрочем не как Я хочу, но как Ты». Он принял подобие греховной плоти, и, хотя эта плоть часто была причиной Его телесного утомления, она никогда не производила в Нем немощи греховной. Он взял на Себя наши немощи, но никогда не имел греха, сопутствующего этим немощам. Ни одного злобного взгляда не бросили Его благословенные очи, уста Его никогда не произносили поспешных слов, а нога Его никогда не ступала на путь греха. Руки Господа никогда не занимались греховным делом, святости и любви было исполнено Его сердце. Вот почему на Нем не было ни единого пятна и порока. Его деяния были столь же совершенны, как и Его помыслы. Очами всеведения исследовал Его Бог, и не нашел в Нем и тени греха.

Более того, у нашего Спасителя и близко не было стремления ко греху в той или иной форме. Среди нас эти стремления встречаются постоянно, ибо яд первородного греха в нас пребывает всегда. Так что мы обязаны управлять собой и обуздывать себя всегда, иначе пустимся стремглав бежать в пропасть погибели. Наша плотская природа склонна ко злу, и мы обязаны сдерживать свой нрав и обуздывать свои страсти. Блажен тот, кто способен справиться с собой. Что касается нашего Господа, то быть чистым, праведным и любящим для Него естественно. Все Его устремления вели к благим деяниям. Его жизнь была самой святостью в действии: Он был «Святой Сын Божий Иисус». Князь мира сего не нашел в Нем пищи для огня, который ему хотелось разжечь. Никакой грех не исходил от Него, более того, никакого греха не было в Нем, никакой склонности, никаких устремлений в том направлении. Присмотритесь к Нему, пребывающему в одиночестве, и найдете Его в молении; взгляните в Его сердце, и найдете Его «ревность по Боге», желание исполнить и претерпеть все по Его воле. О, благословенный характер Христа! Если бы я говорил всеми языками человеческими и ангельскими, то и тогда я не мог бы достойно изложить Его абсолютное совершенство. Воистину, Отец мог быть доволен Сыном! Да преклонятся перед Ним небеса!

Возлюбленные, Тот, Кто должен был пострадать вместо нас, Сам должен был быть абсолютно безгрешным. Ведь грешник, справедливо наказуемый за свои преступления, обязан сносить гнев, порожденный своим грехом. Наш Господь Иисус Христос, как человек, подчинился закону, однако, не стал должником этого закона, ибо совершенно, во всех отношениях исполнил его. Он мог заместить других, встать на их место, ведь Он ни в чем не следовал Своей воле, но подчинялся только Богу, и добровольно стал Поручителем и жертвой для тех, которых Отец предал Ему. Он был чист, иначе как бы Он мог поработить Себя ради грешных людей? О, как я восхищаюсь Христом, Его жизнью, безупречной и трижды святой, такой, что даже небеса меркнут пред Ним, и в ангелах Своих Он усматривал недостатки. Тем не менее, Он снизошел и сделался для нас жертвою за грех! Он был причислен к злодеям и подъял грехи многих, как Ему это удалось? Один грешник может ужиться с другим, но чистому душой жить среди прожженных и растленных негодяев всегда представляется тяжким испытанием. Каким вселенским, безмерным, неизмеримым горем должно было бы показаться святому и совершенному Христу существование среди лицемерных, самолюбивых и суетных людей! И насколько хуже то, что именно Ему придется подъять все преступления грешников. Его нежное и утонченное естество избегало и тени греха, и все же, прочтите и поразитесь: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех». Наш совершенный Господь и Учитель вознес наши грехи телом Своим на древо. Тот, перед Кем само солнце кажется тусклым, а чистая небесная лазурь нечистой, сделался жертвой за грех. Мне не надо излагать эту мысль красивыми словами. Этот факт сам по себе столь грандиозен, что не нуждается ни в каком превозношении языком человека. Золотить очищенное золото, или разукрашивать лилию было бы нелепо; но еще более нелепо было бы покрывать цветами красноречия несравненную красоту Креста. Довольно сказать о том простыми стихами:

Вслушайтесь в Его предсмертный крик!
Что Он этим хотел передать?
«Боже Мой, Боже Мой! Почему
Ты во гневе оставил Меня?»
О, потому, что наши грехи
Бог на Того возложил, Кто Сам
Никогда не грешил, и, греха
Не познав, за грех тот жертвой стал.

Теперь я перехожу ко второй мысли нашего стиха: что произошло с Невинным? Его сделали жертвою за нас. «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех». Безгрешного сделали грешником! Чем больше думаешь об этом, тем больше поражаешься исключительной силе слов Писания. Так мог выражаться только Святой Дух. Премудрость Божественного Учителя проявилась в использовании выразительнейших оборотов речи, иначе эта мысль, по всей видимости, так и не достигла бы разума человека. Даже теперь, несмотря на яркость, внятность и точность языка, использованного здесь и в других местах Писания, находятся люди, дерзающие отрицать тот факт, что Писание преподает учение о заместительной жертве. Нет никакого толку спорить с подобными любомудрами. Понятно, что язык для них не имеет никакого значения. Прочесть Исаию, 53, принять прочитанное за относящееся к Мессии, а затем отвергнуть Его заместительную жертву – грех. Тщетно было бы и рассуждать с таковыми, они настолько слепы, что перенеси их на солнце – не увидят и солнца. Внутри Церкви и вне ее люди питают чрезвычайную враждебность к этой истине. Современная философская мысль старается отделаться от совершенно очевидного смысла, переданного Святым Духом: грех снят с виновных и возложен на Невинного. Записано: «Господь возложил на Него грехи всех нас». Яснее не скажешь. Впрочем, если потребуется сказать еще проще, то вот иной оборот: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех». Господь Бог возложил все грехи человечества на Иисуса, Который добровольно принял их. Вместо того, чтобы оставить грех на том, кто совершил его, сделалось так, что грех оказался на Христе, Который никогда не совершал ничего подобного. Между тем, праведность Иисуса была приписана грешникам, которые никогда и не добивались ее. Итак, грешники почитаются отныне праведниками. Тот, кто по природе грешен, почитается праведным, тогда как Тот, Кто по природе Своей не знал никакого греха, считается виновным. Я находил во многих книгах утверждения о том, что подобный перенос просто невозможен. Впрочем, такие заявления не производили на меня никакого впечатления. Меня не беспокоит, возможно ли это или невозможно с точки зрения неверующих ученых. Это возможно с точки зрения Бога, ибо то, что Он совершил, – объективный факт. Но, говорят, это противоречит разуму. Меня не смутит и это возражение. Учение о заместительной жертве может противоречить разуму неверующих ученых, но оно никак не противоречит моему разуму, и, если нужно руководствоваться разумом, я предпочитаю руководствоваться собственным разумом. Искупление есть чудо, а чудеса должно принимать верой, а не проверять их алгеброй. Факт есть лучший из аргументов. То, что Бог возложил на Иисуса всякую неправду любого из нас, есть объективный факт. Божье откровение подтверждает этот факт, так что наша вера противостоит человеческим утверждениям! Бог говорит, и я верую в то, что Он говорит. Веруя в Божье откровение, я нахожу в нем жизнь и утешение. И как мне перестать возвещать об этом? Конечно, я буду возвещать о Спасителе!

Блаженны омытые Кровью Христа,
Нашедшие мир у подножья Креста;
От язвы греха я избавлен Тобой,
У ног Твоих вечных нашел я покой.

Христос не был грешен, и сделать Его грешным было невозможно. Однако с Ним обошлись так, словно Он был грешен, поскольку Он Сам пожелал заместить грешных. Не знавшего греха Бог сделал жертвою за грех.

Нашему великому Заместителю пришлось перенести из-за греха много страданий. Грех давил на Него в Гефсиманском саду, где «был пот Его, как капли крови, падающие на землю». Сильнее всего грех давил на Него, когда Он висел на проклятом древе. Там во время тьмы Он перенес бесконечно больше того, что можно передать словами. Мы знаем, что Он переносил осуждение из уст людей, ибо записано: «И к злодеям причтен был». Мы знаем, что он переносил поношение вместо нас. Разве не трепетали ваши сердца на прошлом воскресном собрании, когда мы разбирали следующие слова из Писания: «Тогда плевали Ему в лице»? Мы знаем, что Он переносил ни с чем не сравнимые телесные и духовные боли: оставленный всеми, Он жаждал, Он истекал кровью, Он умер. Нам известно, что Он предал Свою душу на смерть и, возопив громким голосом, испустил дух. И за всем этим была бездонная пропасть страданий. В литургии греческой церкви говорят: «Твои непостижимые страдания». Эти страдания воистину непостижимы для нас. Это был Бог и Человек, и триединое Божество дало Ему всемогущую силу представлять человеческий род, так что в глубине Его души пребывало в сжатом виде столько мучений, что мы не в силах составить о том никакого понятия. Мне нечего сказать, кроме того, что Премудрость скрыла от нас невообразимое. Рассматриваемый стих не только открывает, но и скрывает Его горе, как записано: «Он сделал для нас жертвою за грех». Исследуйте эти слова. Поймите их смысл, если вы в силах сделать это. Ангелы желают постичь это. Пристально вглядитесь в этот леденящий душу кристалл. Загляните вглубь благородного опала – там пылает огонь. Совершенно Невинного Господь сделал для нас жертвою за грех. За этими словами скрывается больше уничижения, тьмы, муки и смерти, чем дано постичь человеку. Я не утверждаю, что наш Заместитель претерпел ад, ведь это стало бы ничем не обоснованной гипотезой. Не стану я утверждать и того, что Он претерпел наказание за грех в полном или равном по значению смысле этого слова. Я просто утверждаю, что ради правды Божьей Он претерпел наказание для оправдания подзаконных, за которых Он принял смерть. Во всех отношениях Крест является более полным откровением гнева Божьего на человеческий грех, чем даже место Тофет и дым мучения, который будет восходить во веки веков. Кто хочет познать ненависть Бога ко греху, взгляните на Единородного Сына Божьего, истекающего кровью физически и духовно, и даже до смерти. Воистину, желающий познать это обязан обстоятельно объяснить каждое слово нашего текста и вчитываться до постижения самой его сути. Так что, мои братья, стыдясь убогости своего толкования, я повторяю слово в слово то, что сказал апостол: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех». Это выражение более емко, чем «Он предал Его мучению», чем «Бог оставил Его», и чем «наказание мира нашего было на Нем». «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех» – всеобъемлющее выражение Писания об искупительной жертве за грех. О пропасть ужаса, и вместе с тем высота любви!

Теперь я перехожу к третьей мысли нашего стиха: «Кто сделал это?» В тексте говорится: «Он сделал для нас жертвою за грех». То есть Сам Бог назначил Своего возлюбленного Сына жертвой за грешных людей. Любомудры твердят нам, что это нельзя считать справедливым. Но кто поставил их судить, что есть справедливость? Я спрашиваю таковых, веруют ли они вообще, что Иисус страдал и умер? Если веруют, то как объясняют этот факт? Может быть, они говорят, что смерть Иисуса поставлена нам в пример для назидания? Тогда я спрашиваю, может ли праведный Бог дать умереть безгрешному существу для назидания? Факт смерти нашего Господа достоверен, и смерть Его не может быть беспричинной. Наше толкование является самым полным и верным.

Господь Иисус Христос сделался жертвою за наш грех прежде всего для того, чтобы явить вседержавность Бога. Бог совершил то, что не мог не сделать. Никто из нас не мог бы возложить грех на Христа, только великий Судия всех, Который никому не дает отчета в Своих делах, решил поступить так, как Он поступил. Он есть источник правды, так что исполнение Его исключительного права является всегда неоспоримой праведностью. И то обстоятельство, что Господь Иисус предложил Себя в качестве Поручителя и Заместителя, должно восприниматься именно как поручительство и заместительство, поскольку грешный человек полностью во власти Всевышнего. По Своей Божественной вседержавности Он принял Христа, и перед Его вседержавностью мы преклоняемся. Если кто вздумается оспорить это положение, наш единственный ответ будет таков: «А ты кто, человек, что споришь с Богом?»

И в смерти нашего Господа проявилось Божественное правосудие. Эта смерть была угодна Богу как Судии всех, чтобы грех не остался без должного наказания. Это наказание по справедливости угрожало ему, наравне с другим проявлением правосудия, которое могло оправдать закон. Говорят, что Бог любви не поступил бы так. Я же отвечаю на это возражение тем, что Бог любви мог поступить только так. Представьте себе судью, доброго по нраву, которому во имя правосудия нужно принять определенное решение. Если он не примет должного решения, его добронравие сделается посмешищем; воистину, его доброта в отношении преступника может обернуться недоброй совестью в отношении общества в целом. Независимо от своих личных пристрастий, судья от имени государства уполномочен назначать преступникам то, что они заслужили. И «Судия всей земли поступит ли неправосудно?». Вы спрашиваете об отцовстве Бога. Если кому-то угодно, можно до полного абсурда отрицать это, Бог все равно останется великим нравственным Правителем вселенной; и Его дело – наказать грех таким способом, каким Он посчитает нужным. Бог не может смотреть на грех сквозь пальцы. Слава Его святому имени, я восхищаюсь тем, что Он не оставляет правды ради милости и не щадит виновного в угоду Своей нежности. Всякому преступлению и непослушанию вменяется праведное воздаяние. Однако при посредстве жертвы Христа Бог может праведно прощать. Да будет благословенно Его святое имя! Чтобы оправдать Свое правосудие, Он решил, что верующие должны быть помилованы, для чего находит основание в искуплении, удовлетворявшем все требования закона.

Восхититесь заместительной жертвой, этой великой благодатью Божьей. Никогда не забывайте, что Тот, Которого Бог сделал для нас жертвой за грех, был Его Единородным Сыном. Пойду дальше, это был в совершенно определенном смысле Сам Бог, ибо Сын един с Отцом. Нельзя отождествлять Личности, но ведь и расчленять сущности единства благословенной Троицы также нельзя. Нельзя отделить Сына от Отца, забыв, что Бог во Христе примирил с Собою мир. Во Христе Иисусе иная Отцова Самость, воплотившись в человека, кровоточит и умирает. «Свет светов, Бога истина от Бога истинна»! И вот произошло затмение: Божество искупило Церковь собственной Кровью. Вот беспредельная любовь! Вы утверждаете, что Бог мог простить грех и без жертвы? Я отвечаю, что ограниченная и греховная любовь, возможно, так бы и сделала, тем самым ранив себя и покончив с правосудием, но Любовь, которая не только требует, но и обеспечивает искупление, воистину беспредельна. Сам Бог обеспечил искупление, даром и полностью предавшись в Личности Сына в жертву за грех человека.

Мне хочется, чтобы вы обратили внимание на следующее. Если когда-нибудь поколеблется ваша уверенность в уместности или праведности заместительной жертвы, вы тотчас уладите вопрос, припомнив, что Сам Бог «не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех». Бог поступил так, значит, поступил во благо. Мне нет нужды вставать на защиту дела Божьего. Пусть тот, кто посмеет обвинить своего Творца, подумает, перед Кем он это делает. Если Сам Бог установил эту жертву, то будьте уверены в том, что Он принял эту жертву. Быть может, никаких вопросов о жертвоприношениях никогда бы не возникло, если бы Иегова не решил наказать в Сыне наши преступления. Тот, Который сделал Христа для нас жертвой за грех, знал, что делал, и не наше дело шевелить языком, говоря: «Вот это верно, а это неверно». Это совершил трижды святой Бог, и то, что Он совершил, праведно! То, что удовлетворяет Бога, должно удовлетворить и нас. Если Бог довольствуется жертвой Христа, то более того, как не довольствоваться этим и нам? Разве мы не станем восхищаться, восторгаться, блаженствовать, спасаться этой жертвой, если Сам Бог назначил, обеспечил и принял ее? «Не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех».

Переходим к последней мысли стиха. Что происходит с теми, кто признает жертву Христа? «Чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом». О, это весьма трудное учение! Никому из живущих не дано постичь его до конца. Не было еще богослова, даже в лучшие времена богословия, который мог постигнуть всю суть этого учения.

Всякий верующий во Христа, взявшего его грех, становится праведным перед Богом. Мы праведны верой во Христа Иисуса, ибо «оправдались верою». Больше того, мы сделались праведными не для того лишь, чтобы иметь характер «праведных», но и становиться по сути тем, что названо словом «праведность». Я не могу объяснить достаточно ясно, почему, но этот вопрос принадлежит к числу великих. Когда мы, как сказано, «делаемся праведными», за этим стоит нечто грандиозное. Более того, мы сделались не только праведными, но «праведными пред Богом». Здесь сокрыта великая тайна. Праведность, которую имел в Едемском саду Адам, была совершенной, но это была праведность человека. Наша праведность – праведность пред Богом. Человеческая праведность потерпела крах; но верующий обладает праведностью перед Богом, а эта праведность никогда не сокрушится. Верующий не просто обладает этой праведностью, он и есть сама праведность: он «во Христе сделался праведным пред Богом». И теперь можно воспевать:

В одеянии Спасителя,
Я свят, как Свят Он Сам.

Сколь благоугоден Господу должен быть всякий, кого Сам Бог сделал во Христе праведным! Ничего иного мне не постичь полнее.

Поскольку Христос сделался жертвой за грех, хотя никогда не знал греха, так и мы сделались праведными, хотя никак не можем утверждать, что сами были праведны в нашем внешнем и внутреннем человеке. Хотя мы и были грешниками, как это ни печально признавать, тем не менее, Бог сокрыл нас под праведностью Христа так совершенно, что в нас отныне видна лишь Его праведность, и во Христе мы сделались праведными перед Богом. Это верно в отношении любого святого, в отношении всех исповедующих Его имя. О, как славно это учение! Разве вы не видите этой славы, друзья мои? Какими бы вы ни были грешными, какими бы вы ни были внутри скверными, извращенными и испорченными людьми, если вы уверуете в великую заместительную жертву, которую Бог усмотрел для вас в лице Его Возлюбленного Сына, ваши грехи будут прощены навсегда, и вы станете праведными. Ваши грехи возложены на Иисуса, этого козла отпущения; они уже не ваши, Христос уничтожил их Своей жертвою. Можно сказать, что Его праведность вменяется вам; но я иду дальше, и говорю словами нашего стиха, вы «в Нем сделались праведными пред Богом». Нет учения, более сладостного, чем это, для тех, кто ощущает на себе бремя греха и его проклятие.

II. Веский аргумент.

В завершение я приступаю ко второй части текста, которая представляет собой не учение, а применение этого учения на деле. «Итак, мы – посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом».

О, если бы не мои уста умели возвещать, а сердце! Тогда не стал бы я молить каждую невозрожденную душу, находящуюся в этом зале, примириться с Богом. Друзья, вы находитесь в состоянии вражды с Богом, и Бог гневается на вас, но со Своей стороны Бог желает пойти на примирение с вами. Он проложил путь, встав на который, вы можете стать Его другом. Он проложил путь, который достался Ему самой дорогой ценой, но для вас встать на него ничего не стоит. Бог не мог оставить Своего правосудия, не уничтожив тем самым чести Своего естества; но Он предал Сына, Своего Единородного и Возлюбленного, и Сын Его сделался для нас жертвою за грех, хотя и не знал греха. Смотрите, как Бог встречает вас! Смотрите, как беспокоится, как желает Он примирить с Собой грешников. Господа! Если вы не спасены, то не потому, что Бог не хочет или не может спасти вас. Это происходит лишь потому, что вы не желаете принять Его благодать во Христе Иисусе. Бог желает примириться с вами, но хотите ли вы примириться с Богом? Если примирения до сих пор нет, то не потому, что Богу недостает благости. Примирения между вами и Богом до сих пор нет потому, что на то нет вашего желания. Бремя вашей погибели будет лежать у порога вашей двери. Ваша кровь будет на вас.

Теперь обратимся к тому, о чем я намерен сказать вам сегодня. Мы хотим, чтобы вы примирились с Богом, и потому действуем как посланники от имени Христа. Я не собираюсь размышлять о значимости миссии посла, дело его благородно и заслуживает доверия, но, тем не менее, не думаю, что эта тема важна сегодня для вас. Вместо этого я подчеркиваю значение слова «примиритесь», ибо мы должны примирить вас с Богом. Бог примирил меня с Собой, и мне хочется, чтобы Он примирил и вас. Некогда я не знал Бога и особо не тяготился этим обстоятельством. Без Бога я жил припеваючи и веселился всякий день, стремясь позабыть о Его существовании. Однако Он заставил меня искать Его лица. В этих поисках я и обрел Его. Он уничтожил мои грехи и удалил мою вражду. Я знаю, что я Его слуга, а Он мой Друг, мой Отец и все мое в Нем. И теперь я не могу не стать, пусть и несовершенным, но все же посланником для вас. Мне вовсе не нравится, что каждый из вас вынужден жить во вражде с моим Отцом – вашим Творцом. Почему вам не примириться с Тем, Кто так желает примириться с вами? Почему вам не полюбить Бога любви, и не восхищаться Тем, Кто так благ к вам? Что Он сделал для меня, то Он желает сделать и для вас. Он – Бог, любящий прощать. Вот уже много лет я проповедую Его Благую Весть, но ни разу еще не встретил обратившегося ко Христу грешника, которого Христос отказался бы омыть Своей кровью. Я не знал и не знаю ни одного человека, который бы доверившись Иисусу, просил прощения, признал свой грех и оставил его, а потом был отвергнут. Беру на себя смелость утверждать, что никогда не встречал человека, от которого отвернулся бы Иисус. Я говорил с блудницами, которых Он очистил, и с пьяницами, которых Он избавил от их вредной привычки, и с людьми, что были виновны в нечистых делах, но стали чистыми и целомудренными посредством благодати Господа нашего Иисуса Христа. Они всегда рассказывали мне одно и то же: «Я искал(а) Бога, и Он услышал меня, Он омыл меня Своей кровью, и я стал(а) белее снега». Почему же и вам не обрести спасения, как они?

Дорогие друзья, быть может, вы никогда не задумывались над этим вопросом, и сегодня, придя сюда, тоже не помышляли ни о чем подобном. Однако отчего бы вам ни начать думать? Если вы пришли сюда лишь затем, чтобы послушать известного проповедника, то я прошу вас забыть о нем. Думайте только о себе лично, о своем Боге и своем Спасителе. Существовать, не думая о своем Творце, значит жестоко заблуждаться. Забывать Творца значит презирать Его. Отказываться от великого искупления значит жестоко ошибаться. Вы отказываетесь от искупления, когда не принимаете его тотчас. Противостоять своему Богу значит жестоко заблуждаться. А если вы еще не примирились с Ним, то фактически противостоите Ему. Вот почему я смиренно принимаю на себя роль посланника Христова и умоляю вас уверовать в Него и жить.

Обратите внимание, как сказано об этом в нашем стихе: «Итак мы – посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас». Сколь поразительна для меня эта мысль. Утром, направляясь сюда, я закрыл лицо руками и плакал, думая о Боге, Который просит примириться с Собой любого и каждого. Несметные легионы ангелов радуются, когда разлетаются во все стороны во исполнение Его слова. Человек же превратился во врага Божьего потому, что не желает примириться с Ним. Бог пожертвовал Кровью Своего Возлюбленного Сына, чтобы сделать грешника Своим другом, чтобы скрепить эту дружбу. Человек же не желает этой дружбы. Посмотрите, как великий Бог обращается с уговорами к Своей упрямой твари, к Своей безрассудной твари! Здесь я испытываю почтительное сострадание к Богу. И это Он должен умолять мятежника обрести прощение? Вы слышите это? Ангелы, вы слышите это? Слышите, как Царь царей, обходя молчанием Свою вседержавность, снисходит и умоляет Свою тварь примириться с Ним! Не удивлюсь тому, что некоторые из моих братьев отступили от подобной мысли и не могут допустить, что такое может быть. Таким это кажется уничижением для великого Бога. И все же наш стих говорит именно об этом, и это не может не быть истиной: «И как бы Сам Бог увещевает через нас». Ну, разве не ужасным делом становится после этого проповедь? Я должен умолять вас, как если бы Бог говорил с вами через меня, глядя на вас, и простирая Свои руки моими руками. Он говорит: «Целый день Я простирал руки Мои к народу непослушному и упорному». Он говорит моими устами мягко и нежно, с отеческой любовью: «И как бы Сам Бог увещевает через нас».

Обратите внимание еще на одну деталь, которая, бывает, обладает даже большей силой: «От имени Христова просим». Поскольку Иисус умер вместо нас, мы, искупленные Им, обязаны умолять о примирении с Богом вместо Него. Поскольку Он изливал, как воду, сердце свое ради грешников, мы обязаны в иных обстоятельствах изливать как воду свои сердца ради грешников вместо Него: «От имени Христова просим». И если бы мой Господь сегодня был на этом месте, то разве не просил бы Он вас обратиться к Нему? Как мне хочется, мой Господь, пригодиться Тебе здесь и теперь. Прости меня, что я столь немощен в этом деле. Помоги мне сокрушаться сердцем моим, помоги думать, что оно не сокрушается так, как должно, ради этих людей, которые решили погубить себя, чтобы обойти Тебя, мой Господь, словно Ты обыкновенный злодей, висящий на дереве! O люди, как мало вы думаете о том, сколь велика смерть Сына Божьего? Эта смерть есть удивление времени и восхищение вечности. O души, зачем вам отвергать вечную жизнь? Зачем вам погибать? Зачем вам презирать Того, Кто один может спасти вас? Имеются лишь одни врата жизни, и эти врата – открытая рана на груди Христа! Отчего вам не пройти этими вратами и не жить? «Придите ко Мне, – говорит Он, – Придите ко Мне». Мне кажется, я слышу, как Он говорит эти слова: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим». Мне кажется, я вижу Его в оный день на великом пиршестве, стоящим и возвещающим: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей». Я слышу, как Он нежно говорит: «Приходящего ко Мне не изгоню вон». Я не могу умолить вас вместо Христа, но я умоляю от всего сердца. О, все вы, которые слышат мой голос по воскресеньям, придите и примите великую жертву, примиритесь с Богом. О, вы, которые слышат меня в первый раз, как мне хотелось бы, чтобы вы ушли из церкви с этими звенящими в ваших ушах словами: «Примиритесь с Богом». Мне нечего сказать вам, кроме того, что желает сказать вам Бог. Мне только нужно объявить, что Бог готов примириться с вами, и что ныне Он умоляет грешников прийти к Иисусу, и что через Него они могут примириться с Богом.

Мы не призываем вас совершить нечто невозможное. Мы не предлагаем вам свершить нечто великое. Мы не просим у вас ни денег, ни помощи. Мы не требуем от вас обрекать себя на годы и годы несчастья. Мы просим лишь об одном – примиритесь. Предайте себя Тому, Кто влечет вас узами человеческими, узами любви, ибо был предан за вас. Его дух борется с вашим, так уступите Ему. Вам известно, что Некто боролся с Иаковом до появления зари, уступите же тому Человеку, Богу и Человеку. Воздайте должное и уступите Его рукам, пригвожденным ко Кресту ради вас. Как не уступить лучшему другу? Теперь Он обнимает вас и прижимает к сердцу, которое Ему пронзили копьем из-за вас. О, уступите Ему! Уступите Ему, люди! Разве вы не чувствуете, что вами овладевает какая-то нежность? Не лишайте свое сердце этой нежности. Он еще говорит нежным голосом: «Ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших». Уверуйте и живите! Оставьте заклятого врага, который поработил вас. Спасайте свою душу, не оборачивайтесь, не оставайтесь в долине Енномовых сыновей, но бегите туда, где видите отверстую дверь в дом великого Отца. Во вратах его стоит Спаситель и ждет вас, чтобы принять и сказать: «Бог сделал Меня жертвою за грех, чтобы ты во Мне сделался праведным пред Богом». Отче, влеки их! Отче, влеки их! Вечный Дух, влеки их во имя Христа Иисуса, Твоего Возлюбленного Сына! Аминь.

Утро 18 июля 1886 г.

Комментировать