Чарльз Сперджен: «Сердце как логово зла» (Текстовые проповеди)

Проповеди: Чарльз Сперджен (Charles Haddon Spurgeon)Никогда не вредно лишний раз напомнить, что вера имеет самое непосредственное отношение к сердцу или душе человека. Недостаток человека заключается в том, что он легко поддается искушению и забывает, что Бог есть дух и всякое поклонение, воздаваемое Богу, должно быть поклонением духовного свойства. Этот греховный недостаток человека полностью проявляется в идолослужении. Вместо того, чтобы воздавать почести великому Невидимому и любить Его всем сердцем, человек ставит идолов из камня и дерева, кадит и поклоняется им, восклицая: «Вот мой бог!» И даже если идолослужение не облекается в столь грубые, откровенные формы, оно принимает иную, ничуть не менее оскорбительную для Бога форму. Человек оправдывается, что, мол, невозможно с усердием поклоняться Богу, не удерживая Его в памяти с помощью того или иного внешнего предмета. Обретя сей внешний предмет, человек потакает своему порочному внутреннему существу и внедряет чуждое Богу произвольное богослужение и ненужные обряды.

Бог требует поклонения души, а люди поклоняются Ему телом. Бог просит о душе, а люди служат Ему устами. Богу интересны их мысли и ум, а люди приносят Ему хоругви, одежду и свечи. Но если человеку становится стыдно уже от самой мысли о языческих суевериях, то он спешит доставить своему Творцу плоды любящего сердца, желая покорить свой разум учению великого Создателя и предать все свои дарования на службу Всевышнему. Сколь ни болезненным было бы послушание, сколь ни суровым – наказание, сколь ни тягостным – воздержание, сколь ни истощилась бы его сума, и сколь ни велики были бы издержки его винного чана или магазина, человек предпочтет пострадать от чего угодно, но не поклонится Всевышнему с истинным исповеданием греха и доверится в искренней вере Спасителю. И в веке нынешнем, как впрочем и в прошлые века, стражи нашего Израиля обязаны наставлять в необходимости поклоняться духом, ибо древнее язычество еще живо между нами, хотя и отличное по форме, но неизменное по содержанию. Мы говорили об идолослужении как о чем-то погребенном в Афинах и отправленном к праотцам в древнем Риме, но оно, это идолослужение, живо и до сего дня, проявляясь, например, в пьюзеизме. Люди по природе своей остаются, как всегда, идолопоклонниками. Вот и в наши дни пропагандируемое пьюзеистами идолослужение оскверняет простоту истинного богослужения, проталкивая ребяческие символы и эмблемы вместо той возвышенной истины, что Богу следует поклоняться в духе и приближаться к Нему только посредством искупительной жертвы Его Единородного Сына.

Надеюсь, что сегодня вы не осудите меня за то, что я намерен привлечь ваше внимание к проблеме, связанной с сердцем человека. Да, да, я прошу вас обратить внимание на сердце человека, точнее, на ваше собственное сердце, мои дорогие слушатели. Спасенные и неспасенные, именно к вашей собственной внутренней сущности я прошу вас обратиться. Стих, взятый нами к рассмотрению, – это зеркало, в котором каждый человек может увидеть себя. Я не имею в виду лицо, в этом зеркале можно увидеть отражение греха. Итак, Тот, Который не обманет, и Которого невозможно обмануть, открывает грех сердца человеческого и, препарируя, исцеляет.

Приступая к нашему стиху, мы остановимся прежде на страшном вердикте, изложенном в нем, после чего рассмотрим другие доктрины, на которые укажет нам наш стих.

1. Прежде всего, обратим внимание на вердикт, изложенный в стихе.

Спаситель говорит, что источником всех форм нравственного зла является сердце. Христос упоминает здесь не более или менее умеренные формы греха, но самые вопиющие: прелюбодеяние, убийство и хулу. Данный стих выдвигает обвинение против человеческой природы, и это обвинение – наиболее серьезное из всех, что можно выразить словами. Спаситель говорит прямо, без обиняков, Он говорит о наиболее отвратительных формах греха, утверждая при том, что все они исходят из сердца человека. Находятся деятели, которые утверждают, что грех случаен, что он не присущ сердцу человека, однако Спаситель утверждает, что грех исходит из сердца человека. Некоторые говорят, что эти преступления суть ошибочные суждения человека, что общественный строй в определенные моменты давит на людей так, что они, не умея вести себя иначе, согрешают, поскольку ошибочные суждения толкают их на путь злодеяний. Однако Спаситель увязывает происхождение этих преступлений не с головой, не с мозгом, не со способностью превратно мыслить, а с сердцем и его порочными страстями. Он называет вещи своими именами: источником зла является часть человеческого естества, и этой частью является сердце, которое производит ядовитый плод. Сердце – не ветка, которую можно отпилить и выбросить прочь, не конечность, которой можно лишиться, оно – сама суть и существо человека. В действительности Христос говорит, что похоть не приходит к нам извне через глаза, она исходит из глубины души порочного существа. Разве убийство совершается необузданной рукой? Нет, оно совершается необузданным, своенравным сердцем. Разве человек крадет только потому, что опрометчиво поддается искушению? Нет, говорит Спаситель, кража есть результат истечения алчной страсти, обитающей во внутреннем человеке, которому присущ порок. Всякое зло, упоминаемое в нашем стихе, исходит из неотъемлемой части человека, его сердца. Сердце и есть квинтэссенция, подлинная сущность человека. Оно является твердыней Города Человека, источником и водоемом человеческой души, причем все остальные элементы, образующие структуру человеческой души, можно сравнить с системой подземных коммуникаций, как бы берущих начало от этого источника и расходящихся по улицам Города. Спаситель указывает на важнейшую движущую силу в системе человеческой души и восклицает: «Вот оно, зло!» Будучи великим Врачевателем, Христос возлагает руки на самую сущность человеческой природы и говорит: «Вот болезнь!» Проказа греха гнездится не в голове, не в руках и ногах, а в самом сердце. Яд, проникший в средоточие организма, отравляет все периферические органы.

Под словом «сердце» мы обычно понимаем страсти, и, несомненно, страсти человека суть источник его преступлений. Это происходит потому, что человек любит всем сердцем и всем умом, и всею душою, и всею крепостью не своего Творца, а только себя, и тем самым нарушает в угоду себе законы, установленные Создателем. Дела человеческие оскверняет то, что человек не любит судов справедливых, законов верных и заповедей добрых, находит удовольствие в ложной клятве и злоумышлениях против ближнего. За всем этим стоит сердце, если под словом «сердце» мы понимаем суть человека. Человеческая душа в своей сущности, в совокупности внутренних важнейших свойств, испорчена основательно. Я бы даже сказал – в высшей степени. Послушайте, что говорит Иегова: «Помышление сердца человеческого – зло от юности его», «Вся голова в язвах, и все сердце исчахло», «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено».

Рассмотрим в уничижении мутные потоки нечистоты, которые, как говорит Спаситель, проистекают из сердца человека. Он говорит о злых помыслах. Некоторые не придают значения злым помыслам, но Бог судит иначе, поскольку Он судит человеческие дела не по внешним проявлениям побуждений бренной плоти, а по страстям внутреннего человека, которыми те дела бывают возбуждены и продиктованы. Злые помыслы являются таким же злом, что и злые дела, ибо, проследив истоки зла до его корней, мы найдем побуждение, которым продиктовано это зло, а само побуждение в свою очередь приведет нас в область помыслов. Таким образом, злые помыслы, которые на первый взгляд кажутся не столь греховными, как злодеяния, на самом деле являются гнездилищем для греха. Люди иногда спрашивают: «Неужели из-за каких-то мыслей нас приговорят к смерти?» Лучше бы им знать, что если они не покаются, то, несомненно, погибнут из-за греховных помыслов, и неважно, если их греховные помыслы никогда не воплотятся в злодеяниях. Вина их от того нисколько не уменьшится. Норовистая лошадь не теряет своего норова под ударами кнута, не дающего ей разбить экипаж вдребезги. Ее характер остается прежним, кнут лишь сдерживает, но что произойдет, потеряй кучер кнут? Так же и с человеком: ограничения, накладываемые законом, не дают ему совершить всего, к чему склоняет его нечестивое сердце. Несмотря на то, что падшая человеческая суть пребывает за решеткой законов и в темнице страха наказания, человеческое сердце остается по существу логовом чудовищ. Отопри владелец его дверь, и вы увидите все, на что они способны.

Злые помыслы исходят из сердца. Такие, например, как богохульство, недобрые мысли о людях, греховные мысли, несбыточные иллюзии и так далее. Множество людей, не совершивших на первый взгляд никаких видимых грехов сластолюбия, тем не менее, испытывают плотские влечения и, наслаждаясь ими, грешат в сердце. Множество людей не осмеливаются совершать воровство в реальности, тем не менее, тысячи раз совершают его в мыслях. И тот, кто не имеет дерзости поносить Бога устами, проклинает Бога в своем сердце тысячи и тысячи раз. Злые помыслы суть следы того, что кроется в сердце. Злые помыслы не били бы ключом внутри человека, если бы их там не было. Злые помыслы не приходили бы на сердце, когда бы они не были присущи душе.

Далее наш Господь говорит об убийствах. Мы, имея в виду то, как толкует убийство Иоанн, вправе рассматривать под убийством всякое проявление беспричинного гнева. Взрывы страсти и приступы бешенства, при которых нам хочется убить или обидеть, оскорбить или ранить людей, а так же с радостью наказать при первой же возможности, относятся к тому же классу преступлений, что и убийства. Сами убийства суть проявления низменных страстей человеческого сердца. Если бы искр этих страстей в сердце человека не было, никакому искушению не удалось бы раздуть из них пламя. Не потому ли человек творит убийства, что почитает себя лучше других? Всякому очевидно, что так и есть. Следовательно, именно потому, что страсти не творят правды, они ведут человека к свершению этих ужасных злодеяний. Злодей сидит у домашнего очага и мысленно убивает людей; и, сидя дома, он вонзает в них кинжалы из слов, ибо по природе своей зол, самолюбив и нечестив.

Далее Господь упоминает прелюбодеяния. Люди никогда не предавались бы своим грязным похотям, если бы таковые не были дороги их внутреннему человеку. Люди потому и предаются этому пороку, что он сладок для души. Если вол пьет воду, то это потому, что жаждет, а если человек увлекается постыдными страстями, то потому, что душа его жаждет удовольствия. Кто никогда не предавался подобным деяниям, но размышлял о них, виновен пред Богом.

Нанесение ущерба ближним посредством кражи также проистекает от сердца. И опять-таки, разве не оттого, что мы возлюбили себя больше Бога и больше ближних своих, поддаемся мы искушению желать чужого и жадностью побуждаемы бываем действовать обманно? И вот дело доходит до ложного свидетельства. Но что есть ложное свидетельство, если не убийственная ложь в угоду своему внутреннему человеку? Разве это не свидетельство недостатка подлинной любви к нашим ближним и нашему Богу? Перечень преступлений завершается упоминанием о хуле. Но что стоит за ней, если не сердце, ставящее себя превыше Бога и затем стремящееся растоптать Бога посредством оскорбительных, бранных и ругательных эпитетов в отношении Его? Сердце – вот источник всего зла. Не было бы никаких убийств, никаких прелюбодеяний, не было бы никакого богохульства, если бы сердце человека было чистым и праведным. Если бы человек любил прежде всего Бога, то этих преступлений не могло бы быть в принципе, но сердце человека исполнено зла, отсюда и все злодеяния.

Спаситель не находит нужным представлять доказательства тому, что все зло исходит из сердца, Он просто констатирует этот факт. А поступает Он так потому, что это очевидно. Когда видишь, откуда проистекает нечто, становится ясно, что вначале это нечто находилось там, откуда вытекает. Прошлым летом я обратил внимание на ос, постоянно вьющихся возле гнилых бревен в моем саду. Я видел, как они то и дело влетают и вылетают из этих бревен, и пришел к верному, как мне кажется, умозаключению: там было осиное гнездо. Думаю, к такому выводу пришел бы всякий здравомыслящий человек. Наблюдая за осами греха, вьющихся возле человека, мы предполагаем, что гнездо их в нем. Взглянем на источник, из которого бьет прохладная и вкусная вода. Разве вы не сделаете вывода, глядя на него, что где-то находится скопление вод, которое питает этот источник? Если вы скажете, что вода бьет из ниоткуда, то вас просто поднимут на смех. Зная же о том, что всякого рода злые помыслы, убийства и низменные страсти воистину исходят из человеческого сердца, вовсе нетрудно прийти к заключению о том, что все это должно пребывать в нем. А так как всякий человек в той или иной мере впадает в тот или иной грех, мы понимаем, что в каждом человеке находится хранилище греха, пропасть скрытого зла, от которого происходит зло внешнее.

Если же все-таки вам понадобится какое-то обоснование всего этого, могу предложить ряд следующих наблюдений. Никто и никогда не нуждался в каком-либо наущении греху. Существуют школы добродетели, но нет никакой необходимости открывать школу порока. Злые помыслы у вашего дитяти появятся сами по себе, так что посылать его за ними в дьявольский детский сад не понадобится. Не наученные никем воровать дети, воспитанные в духе чести и непорочности, бывают уличены в мелком воровстве уже в раннем детстве. Мошенничество и ложное свидетельство, представляющие собой разновидность лжи, столь обычны, что язык, который никогда не произносил ложного свидетельства, по всей видимости, является синонимом языка, который ни разу не произнес ни одного слова. Надо ли искать причину этого явления в пороках образования или в самом человеческом естестве? Мошенничество и ложное свидетельство столь широко распространены, что даже там, где ухо слышит только правду, дети научаются лгать. Люди учатся лгать сами по себе. Они любят злословить о своих товарищах, невзирая на то, соответствуют ли их злые слова истине или нет. Причем делают это с явным удовольствием. Откуда берется зло, неужели извне? Бывает, что люди нарочно пускают о других клевету, зная, что плод их уст не нуждается ни в каких заботах, ибо помойное ведро клеветы можно выплеснуть на улицу, и первый же прохожий, испачкавшись нечистотами, станет их разносчиком. Грязь клеветы пойдет триумфальным маршем сама собой по всему свету, между тем как правда, которая была бы к чести доброго человека, будет забыта, пока Бог не вспомнит о ней в судный день. Учить грешить необязательно. Стоит крошечному крокодилу вылупиться из яйца, как он начинает проявлять повадки своей мамаши, он с яростью кусает палку, сломавшую скорлупу и все, что попадется ему на глаза. Змееныш, едва родившись, начинает шипеть. Вы можете вскормить тигренка у себя в квартире, но вскоре он станет таким же кровожадным, каким бы стал в джунглях. То же самое происходит и с человеком, ибо он грешит так же естественно, как молодой лев, алчущий крови, или змееныш, накапливающий яд. Грех заражает сокровенную душу человека от рождения.

Хуже всего то несомненное обстоятельство, что человек грешит при всех мыслимых и немыслимых обстоятельствах. Вам приходилось слышать трогательные истории о наивности человеческой природы. Раньше считалось, что дикари в своем простодушии видели Бога во всяком облаке и слышали Его голос в ветре. Когда же путешественники сталкиваются с «образцовым простодушием» дикарей, какими жалкими представителями рода людского предстают они! Философы, некогда воспевавшие чистоту человеческого естества, не оскверненного цивилизацией, вынуждены пересматривать свои теории. Теперь они утверждают, что дикари – это промежуточное звено между человеком разумным и обезьяной. Снимите вретища условностей, уберите мошеннические уловки, и дитя природы предстанет обнаженным во всей «красе». О, какое весьма «симпатичное» дитя! Пусть тот, кто восхищается им, поживет рядом с дикарем и убедится сам, насколько симпатично это существо. Пред ним померкнут коварство и хищнические наклонности любого представителя животного мира. Природа дикаря, в общем, такова, что трудно описать, ибо некультурный человек представляется весьма и весьма опустившимся и испорченным. Однако станет ли он лучше, получив высшее образование? Я полагаю, что не было народа более образованного, чем древние греки. Тем не менее, история учит тому, что личности даже лучших философов и мудрецов Древней Греции, таких, например, как философ Сократ и архонт Солон, были столь растленны, что нам даже тяжело в это поверить. У нас сегодня есть довольно свидетельств тому, что ни невежество, ни ученость не в силах обуздать грех. Невежда научается греху без всяких книг, как, впрочем, и ученый научается греху в не меньшей степени, несмотря на свои познания.

Одним из самых образованных народов нашего времени являются индусы, но каков нравственный облик представителя этой расы? Побывавшие среди индусов не осмеливаются говорить обо всем, что им приходилось наблюдать, и миссионеры передают нам только шепотом то, что они видели в храмах, где индусы собираются на «богослужения», и где у подножия богов, по всей видимости, им надо было бы проявлять лучшие из природных своих свойств. Однако, их поведение столь непристойно, что и говорить о нем страшно. «Да, – скажете вы, – некоторые народы порочны независимо от культурного воспитания, ну, а как насчет христианских народов?» Что на это сказать? Многие так называемые христиане едва ли лучше представителей нехристианских народов. Человек религиозный ничем не лучше человека нерелигиозного, если религия не трансформирует его сердце и не сделает из него нового человека. Сердце под одеждой христианина остается таким же скверным, как и под шкурой бушмена, если только благодать не коснется его. Возьмите и научите дитя соблюдать все внешние требования нашей святой веры, усмотрев во всем воспитании его преподавание тех принципов строжайшего учения, какие вашей душе будет угодно выбрать, и вы убедитесь, что без Святого Духа, снисходящего на него и дающего ему сердце чистое и дух правый, его внутренний человек отыщет любую лазейку, чтобы проявить свой грех, под каким бы гнетом его ни держали. Более того, печально известно, что одни, воспитанные в исконно пуританской среде, оказывались в последующем порочными. Другие, воспитанные не в такой «правоверной» среде, становились почти такими же скверными, лицемерными притворщиками, религиозными фарисеями, так и не познавшими реальной силы своей религии, как и первые. Истина речения Христова, «Должно вам родиться свыше», остается истиной в краале готтентота в той же степени, что и в нашем собрании, в доме благочестивых в той же степени, что и в доме терпимости. Ветхая природа всюду, как не отмывай и как не очищай, как не вяжи, как не обуздывай и как не усмиряй ее, остается все той же ветхой, падшей природой, которой недоступна суть духовного. Можно обращаться с человеком, как обращались в прошлом с бесноватыми, можно связать цепями, можно приложить усердие, чтобы укротить его, но когда подойдет древний злой дух, человек снова порвет цепи нравственных обязательств и устремится к тому или иному обличью греха – то ли зайдется от избытка сластолюбия, то ли выйдет из себя от избытка порочного лицемерия, формализма и самомнения. Воистину, подобные проявления только подтверждают истину. Человек грешит в любом месте, в каком угодно обличье, но все же он грешит больше, познав всякое коварство и зло греха. Что мотылек, летящий к огню на погибель, то и человек, стремящийся ко греху. Если, наученный горьким опытом, он уже не совершит того греха, которым опалился, то примется за другой, ничуть не лучший.

Когда шило меняешь на мыло,
Не жди никакого проку.

Но именно так и поступают люди. Допустим, человек бросил пить, но почему он начинает превозносится? Если можно избавить человека от внешних проявлений греха, то как исцелить его от тайного греха? Вы можете оправдать человека перед людьми, но не перед Богом. На этой неделе в Холборн-Хилл погиб человек, и, как я слышал, признаков насильственной смерти на трупе почти не было. Он оказался зажат между омнибусом и телегой. Все ранения его оказались внутренними. Он умер точно так же, как умер другой несчастный, избитый до того, что на нем не осталось живого места. Не так ли погибает человек от тайного греха? Тайный грех не проявляется внешне (на то есть свои причины), но он все равно погубит своего носителя, если тот не покается. Многие умирают от внутреннего кровоизлияния, у таких людей не заметишь никаких открытых ран. И вы, дорогие мои слушатели, можете шествовать в преисподнюю и в одеждах нравственности, и в лохмотьях безнравственности, путь для грешника один. Если вы не покорите свое сердце живому Богу, Он не примет вас, поскольку наблюдает не только за вашими внешними делами, но и за тайной деятельностью вашего сердца – преданной или предательской по отношению к Нему.

В завершении чтения обвинительного заключения заметим, что человек грешит не вследствие заблуждений ума, но в результате действия страстей сердца, оскверненного грехом. Когда человек совершает преступление по ошибке, разве он понимает, что совершил грех? Ведь, согрешая, он уверен, что поступает праведно. Но поняв, что согрешил, такой человек устремляется к Богу, чтобы покаяться перед Ним. Невозрожденные так не поступают. Греховное сердце человека, считая грех грехом, получает еще большее удовольствие от содеянного. Апостол утверждает, что узнал грех не иначе, как посредством закона, говорящего: «Не пожелай». Падший человек любит запретный плод. Некоторые не увидели бы в воскресном труде ничего страшного, не будь заповеди о дне покоя, другие же идут в Хрустальный дворец не в будни, а в воскресенье, и то только потому, что это запрещено. Для некоторых понедельник бывает самым тяжелым днем, и они пытаются превратить его в святую субботу, в то время как христианской Субботе они противостоят изо всех сил. Странно, но то, что Бог делает публичным, человек делает личным; а то, что Бог делает личным, человек делает публичным. Стоит только запретить что-нибудь ребенку, и он уже стремится нарушить этот запрет, несмотря на то, что ранее об этом даже не думал. Такова наша суть. «Когда пришла заповедь, – говорит апостол, – грех ожил, а я умер». И не закон виноват, это наша вина. Налейте холодной воды в негашеную известь – начнется химическая реакция с выделением тепла. Вода тут не причем, ибо тепло выделяется известью. То же самое происходит и с Божьей заповедью. Заповедь «Не делай того» или «Не делай этого» вводит человека в грех, чем доказывается полная врожденная греховность человеческой природы. «Мне это не нравится, – скажут некоторые, – мне не нравится, когда о человеческой природе говорят так плохо». Вы думаете, мне приятно говорить о человеческом естестве плохо? Мне это приятно не больше, чем вам. «Хорошо, – говорит такой человек, – но я-то считаю человеческое естество возвышенным». Веруй в это, дорогой мой человек, но попробуй доказать, если сможешь! О, я буду рад больше всех, если увижу подлинное достоинство в ком-нибудь! Почему я так уверенно говорю об этом? Потому, что Слово Божье учит этому. Кроме того, мы знаем на печальном опыте, что обвинение, пусть бы и не было подлинно верным в отношении других, несомненно, верно в отношении нас. Мы избавлены от того греха, что проявляется вовне, но вынуждены оплакивать ужасные преступления, творящиеся в сердце, и, испытывая желание подтвердить обвинительный акт и самих себя признать виновными, убеждены в необходимости выдвинуть это обвинение и сказать: «Дело обстоит так со всем людским родом, причем без единого исключения, всякий человек виновен пред Богом». Нет ни одной души, которая по естеству своему была бы права перед Богом. И Иудей, и Еллин, все пребывают под грехом: «Все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного».

2. Обратимся теперь к рассмотрению истин, которые связаны с этим фактом.

Сначала заметим, что свидетельство нашего Господа о человеческом сердце, ставшем логовом зла, из которого исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, кражи и так далее, побуждает нас принять учение о грехопадении. Если допустить, что мы пребываем в подобном состоянии, то просто невозможно представить, что Сам Бог сотворил нас такими. Чистая и святая Сущность должна быть Творцом чистых и святых существ. Вопрос и ответ Иова: «Кто родится чистым от нечистого? Ни один» можно изменить на противоположный и сказать, «Кто родится нечистым от чистого? Ни один». Святой Бог должен быть родителем святых детей, и Бог, сотворивший человека, должен был сотворить его совершенным, иначе Он не действовал бы в согласии с Своей природой. Остается изумительно неразрешимой загадкой то, что человек является тем, кем является, до тех пор, пока вы не обратитесь к нашей Книге. И только прочитав историю грехопадения, вы получите разгадку этой загадки. Только отсюда мы узнаем, как наш праотец, выступивший в роли представителя человечества, согрешил, и заразил первородным грехом всю человеческую расу, так что мы, будучи рождены от него, рождены по его образу и по его подобию. Будучи в нем противниками Бога, мы рождаемся таковыми. Будучи в нем отступниками, мы также рождаемся в нем отступниками. «Вот, – говорит Давид, – я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя». Вот он, корень проблемы. Не Бог сотворил нас греховными, но падением Адама мы стали таковыми. Вследствие губительного разрушения мы стали теми, кем являемся: наследниками первородного греха и порока. Если спросят: «Как эту великую тайну постичь глубже, как доказать, что подобное понимание справедливо?», мы ответим, что все это столь глубоко и столь высоко для нашего разумения, что мы и мысли допустить не можем, что способны понять это. Тем не менее мы принимаем великую тайну верой. Когда Бог открывает, что грехопадением одного человека многие сделались грешниками, мы верим в это и закрываем проблему. Сказанное Богом мы принимаем как аксиому. Вам этого недостаточно? Вы говорите, что не поверите, пока не поймете? Тогда почему вы верите в природные явления, суть которых не можете понять? У природы тысячи тайн, о существовании которых вам известно, но постичь которые вам не дано. Вы, например, не можете сказать, что есть электричество и что лежит в основе гравитации. То и другое существует в природе, вы видите последствия их действий, но каково происхождение этих явлений, вы не знаете. В сердце человека обитает зло, обладающее огромной силой. Вы видите последствия его активности, но как оно попало в сердце человека, вы не смогли бы объяснить, если бы Бог не открыл вам. А Бог говорит, что зло передается нам по наследству от прародителей вследствие грехопадения Адама. Так что оставьте ненужные споры и преклонитесь пред Богом. Только не забывайте, если кто-то из вас, все равно, кто, поддавшись самообману, решит устоять против греха самостоятельно, то более, чем вероятно, падет, а если падет, то падет навсегда, поскольку бесы, некогда бывшие добрыми ангелами, захотели быть независимыми и поэтому пали. А павши, они превратились в бесов и уже не могут спастись в вечности, ибо Бог оставил их навсегда. Однако мы пали не сами по себе, а в Адаме, так что у нас есть возможность исправиться во втором Адаме. И действительно, мы были исправлены в человеке (по-еврейски – в Адаме) Господе Иисусе, так что всякий верующий в Господа Иисуса был избавлен от падения Адама и спасен заслугами Господа Иисуса Христа. Путем нашей погибели был путь, на котором есть возможность спастись, но будь мы осуждены за собственные грехи, то и отвечать нам пришлось бы самим. Следовательно, наша погибель была бы столь же необратимой, какой стала для бесов, для которых блюдутся узы адского огня и мрак тьмы – вовеки. Таким образом, учение о греховной природе человека неизбежно ведет к убежденности в грехопадении.

Далее это учение утверждает, что человек нуждается в новом естестве. Допустим, кто-то скажет: «Мне хочется жить совершенно чисто и свято. Я желаю служить Богу». Что же, похвально, разве мы станем отговаривать? Никак. Иногда говорят, что мы выступаем против нравственности. Никогда мы не говорили ни слова против нравственности, наоборот, всегда выступали и выступаем против попыток произвести чистое из нечистого и говорим, что наша природа (до того, как ей освятиться) должна быть исправлена. Если же о нас говорят, что мы выступаем против самого кораблевождения, когда выступаем против спуска на воду негодных судов, мы довольствуемся мыслью, что так о нас могут судить только безрассудные. Напротив, мы считаем, что выступаем в пользу подлинного искусства навигации, когда говорим человеку, взобравшемуся на утлое суденышко: «Вы собираетесь пересечь бурное море? Тогда подыщите себе другое судно». Дорогие мои, вам хочется святости и чистоты? Тогда запомните следующее. Если из вашего сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния и так далее, то все это обязательно проявится в ваших словах и делах, как бы вы не старались ограничить то, о чем говорит Иисус. Вам бы, не уповая на собственные силы, повременить и подсчитать издержки. А что, если и в самом деле вы обретете сердце чистое и дух правый? А что, если ваша древняя, греховная природа изменится? А что, если Бог, сотворивший Адама совершенным, сотворит вас вновь? А что, если Он подарит вам искру новой жизни совершенно иного, высшего свойства, нежели та, что ныне владеет вашей душой? Тогда у вас будет естество, которое столь же склонно к святости, сколь ваше нынешнее естество склонно ко греху. Тогда в силу новой природы вы могли бы прилепляться к добру и отвращаться зла, между тем как ныне в силу ветхой природы вы выносите из сердца всякое зло. «О, разве такое бывает?» – спросите вы. Бывает! Это и есть благовествование нашего спасения. Мы говорим вам, что всякий верующий в Господа Иисуса Христа не погибнет, ибо спасается и имеет жизнь вечную, причем вместе со спасением он обретает новое естество. Доверяя Христу Иисусу, вы начинаете любить Его, и эта любовь к Нему силой Божественного Духа поможет вам овладеть страстями, и ваше чистое сердце вступит в борьбу с ветхими страстями, повергнет и покорит их. И стоит вам только всем сердцем и в силе Святого Духа постичь, что Иисус возлюбил вас и предал Себя ради вашего спасения, как ваша душа воспоет:

Из этой любви Его имя ношу я,
В былых преимуществах вижу тщету,
Бесчестье свое как былую гордыню,
Как славу мою пригвозжу ко кресту.

Когда объектом вашей любви станет новое, вы начнете любить не себя, а Бога, воплотившегося в Сыне Его Иисусе Христе. Эта новая любовь станет средоточием вашей личности, или сердцем, побеждающим ветхое тление. Эта новая любовь станет побуждать вас ходить в святости и в страхе Божьем во все дни. Дорогие мои, не ввязывайтесь в бой, не исчислив возможные потери. Ведь столь же добрые люди, как вы, тоже стремились победить грех, но нашли его мышцу для себя слишком крепкой. Придите лучше ко кресту и умолите Спасителя, боровшегося со Своими искушениями и преодолевшего их. Просите, чтобы Он омыл вас от прошлых грехов Своей драгоценной кровью. Просите, чтобы Он дал Свой божественный Дух, великого Исцелителя, Который вступится за вас и сделает новым творением. Став же им, вы обретете новые устремления и новые надежды, которые дадут вам следовать новым путем для славы Божьей. Если сердце нечисто, следует обрести чистое сердце, иначе святым не стать. Разве не ясно, сколь нуждается в исправлении, возрождении и сотворении чистого сердца всякий, ведь нечестивому сердцу заказан вход в Царство Небесное? Если сердца наши суть вертепы зла, своего рода стовратые Фивы, из которых непрерывно исходят воины греха, то как подобной мерзости миновать жемчужные ворота и предстать пред вечным престолом Божьим? O, господа, таковы сердца наши, и с их порочными страстями надо кончать, их следует распинать всякий день со Христом, их надо превозмогать, подавлять и искоренять. Иначе, как можно оказаться там, где сейчас Иисус? Но кто, кроме Духа Святого может превозмогать, подавлять и искоренять нечистоту? Только Он способен вершить это. Только Он способен сделать это ныне. Только Он может сотворить в вас сердце чистое, которое тотчас вступит в борьбу с нечистым и продолжит начатую борьбу на протяжении всей жизни на этом свете, состязаясь, воюя, сражаясь до тех пор, пока, наконец, не изгонит страсти нечестивого сердца вон. Ваши устремления больше не будут направлены на свое и греховное. Вы будете святы, как Бог свят, поскольку Бог обновит вас духом ума вашего. И тогда вы войдете в небеса и станете обитать там с ангелами. И тогда вы увидите Бога, ибо сделались силой Святого Духа подобными Богу. С благоговением и почтением да благословит душа наша, дорогие слушатели, Духа Святого, Который может сотворить из нас новое. Молите Его о совлечении ветхого и об облачении в нового человека. Пусть ваша ветхая природа будет погребена во гробнице Спасителя, и пусть сердце чистое и дух правый неуклонно набирают силы и крепость, пока не достигнут окончательного совершенства, когда вы войдете в свой покой.

И еще одно учение вытекает из этой истины. Если сердце человека не что иное, как источник тьмы и греха, то сколь дивна благодать Бога. Чем руководствовался Бог, спасая тварей, подобных тем, что описаны выше? Одна лишь благодать вседержавного Бога могла призреть на этих несчастных. Кто воздает славу человеческим заслугам, всегда возвышает человеческое естество, говоря в его похвалу; мы же, считающие человеческую природу бесповоротно падшей и испорченной донельзя, дивимся превосходной благости и несравненному совершенству Бога, Который некогда возлюбил столь недостойные создания высокой любовью. Павел восхищается этим, когда говорит: «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, – благодатью вы спасены». Сердце мое было исполнено злых помыслов, но Он возлюбил меня! Сердце мое было исполнено прелюбодеяния и любодеяния, но Он возлюбил меня! Сердце мое было исполнено убийств, но Он возлюбил меня! Сердце мое было способно на ложное свидетельство, сердце мое было способно на хуление Бога, но Он возлюбил меня. O, братья мои, если бы мы могли увидеть себя такими, какими Бог видел нас в падшем состоянии, то мы должны были бы задаться вопросом, как глаза безграничной Святости могли сносить нас, как сердце бесконечной Любви могло увлечься нами. Вас возлюбили не потому, что вы совершенны. Вас выбрали не потому, что вам принадлежит нечто прекрасное и любезное. Вас возлюбили потому, что Христу предстояло возлюбить вас. Вы избраны потому, что Он должен был совершить это ради имени Своего:

Он видел нас в падении,
Но все же возлюбил;
И спас от разрушения,
И благость проявил!

Итак, возлюбленные мои, наше спасение есть от начала до конца дело благодати. Всюду благодать! Благодать от альфы до омеги. Если истина такова, то нечего удивляться, что многие имеют столь высокое мнение о себе, что не принимают учения об избрании и родственных ему догм благодати. Если же Бог заставит их вглядеться в собственные сердца, таковые воскликнут: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!» и поймут, что человек, если и спасается, то не своими делами и не своим желанием, а только благодатью. Помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего, ибо кого миловать, помилует, кого жалеть, пожалеет. Учение о вседержавности Бога легко постичь, если постичь истину, что сердце человека крайне испорчено. Если бы, разглядев себя в зеркале Писания, мы отреклись и раскаялись в прахе и пепле, то вместо каких-то претензий к Богу, мы обязательно сказали бы: «Пусть творит со мною, что Ему благоугодно». Мы бы воззвали не к Его правосудию, а к Его непостижимой благодати, восклицая: «Услышь меня, Господи, ибо блага милость Твоя; по множеству щедрот Твоих призри на меня; отврати лице Твое от грехов моих и изгладь все беззакония мои».

И все же еще раз подчеркнем, братья, что учением об избрании иллюстрируется учение об искуплении. Грех страшно, ужасно, до содрогания оскверняет нас, его действие портит наш характер, а его квинтэссенция губит нашу природу. Как следует из слов Спасителя, исходящее из человека оскверняет человека. Мы осквернены прежде всего внутренне, а наше внешнее осквернение является следствием осквернения внутреннего, то есть грех – это не просто сыпь на коже, а средоточие нашего естества. Вот откуда проистекает наша нужда в драгоценной крови Христа. Дивитесь ее чудной силе! Кровь возлюбленного Единородного Сына Божьего, текущая с заклятого Голгофского древа, очищает нашего внутреннего человека. O, эта изумительная Кровь! O, эта несравненная жертва за грех! Понимая это, приди сюда, грешник, к подножию Креста. Если будут грехи твои, как багряное, Бог, как снег, убелит, если будут красны, как пурпур, убелит, как волну. Более того, Бог убелит твое сердце, которое чернее твоих дел, убелит и душу. Христос очистит источник и поток, Он удалит не только внешние признаки проказы, но исцелит тебя и от проказы внутренней, не оставит у тебя ни корня ее, ни ветвей. O, люди, дивитесь и поражайтесь! Поклонитесь со слезами на глазах, а затем с ликованием воззрите на Сына Божьего, сошедшего с неба во плоти, закланного за грешников, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Придите сюда, злодеи! Придите сюда, оскверненные и погибшие дети Адама! Придите сюда, погибающие у врат преисподней и лишенные надежды! Приди сюда всякий, кто уподобился народу Завулона и Неффалима и сидит во тьме и тени смертной, окованный скорбью и железом. Придите, уверуйте во Христа, и Он пошлет вам Духа Своего и сердце чистое сотворит в вас, и дух правый обновит внутри вас, и от всех беззаконий очистит вас. Он станет вашим новым Творцом, ибо ныне Он сидит на престоле и говорит: «Се, творю все новое».

О, этот Иисус может сотворить некоторым сердце чистое и дух правый уже сейчас на этом собрании! Я положил секиру у корня дерева, и всякое дерево, здесь присутствующее, будет срублено и брошено в огонь, если Христос не изменит суть этого дерева и не заставит приносить добрый плод. Я пытался показать, что внутренний человек наш нечестив. Обратившись в руины, он стал подобен руинам Вавилонским, в которых обитают отвратительные драконы и другие мерзкие существа. Я вижу нечестивых, как великое море, пространное и взволнованное. Это море не может успокоиться, и воды его выбрасывают ил и грязь, в нем обитает сатана в обличье левиафана и пресмыкающиеся, которым нет числа, животные малые и большие, непристойные и ужасные. Я пытался в меру сил проповедовать древнюю, не отвечающую последней моде истину, и ожидаю, что мне не простят этого. Но пока есть место благовестию! Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и всякий верующий в Него освобожден будет от рабства тлению, чтобы жить там, где живет Бог, в совершенной чистоте и блаженстве. Какое же это чудо, милость свыше! Посмотрите, логово зла превращается в храм Святого Духа! Какое же это чудо, когда сердце, в котором бесновалось хуление, становится душой, в которой воцаряется благодать! Уста богохульные становятся органом святых песнопений! О, тысячекратное чудо! Мрачная тьма человеческого естества, эта навозная куча, делается чистым алавастром, сверкающим в лучах святого Светила, становится ярким от небес, сияющим, как чистое золото и прозрачное стекло. Сам Дух Святой благоволит жить там, где обитал ранее сатана! «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа?» Какое чудо! Некогда наши тела были храмом похоти и гнева, злоречия и богохульства. Тем не менее, они могут стать и, полагаю, уже стали храмом Святого Духа. О, чудо из чудес! Да благословит нас Бог и даст постичь в себе это невиданное чудо в похвалу славы благодати Его, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном.

Утро 27 января 1867 г.

Комментировать